Информационно-образовательный портал
Всегда на Первой
24 сентября 2017 г.
То, о чем не подумал Шерлок Холмс

Помните, как Шерлок Холмс догадался об иранской службе доктора Ватсона? Одним из последних пунктов его дедуктивного умозаключения было что-то вроде: «А где именно на востоке наша Корона в данный момент ведет войну? В Иране. Так я понял, дорогой Ватсон...»

Как известно, великий сыщик был прагматиком и хранил на чердаке только нужные вещи, поэтому он и не повел свою мысль туда, куда поведем ее мы. Англичанину Холмсу не интересно было, зачем и почему его Корона, его мудрая Виктория, посылает своих вооруженных подданных в Иран, Индию, Китай. Тем более, не задумывался об этом молодой доктор: Ирак, Афганистан, Ливия – ни все ли равно?

В Петербург я приехал недавно, и моим первым «открытием» стало осознание того, насколько мал наш земной шарик, и в какой тесноте и, к сожалению, в обиде мы на нем живем.

Город заложен назло надменному соседу. Каждый вечер солнце садится в воды Финского залива. Уходя от нас, оно восходит не для англичанина Шерлока Холмса или американца Джефферсона Хоупа, а для наших собирательных врагов, для соседей, которым мы по привычке грозим. Теперь грозим только на словах, но от этого не меняется духовное противопоставление «Нас» - «Им», от своих к чужим.

В южных степях трудно понять, что мировая политика и международная журналистика не просто абстракции, что все это буквально за порогом. А здесь я это понял.

Несмотря на тревогу, это был взлет. Когда, кажется, вот-вот и оторвешься от земли на крыльях космизма и всечеловечества: твори, трудись, меняй, отдавайся без остатка — Мир открыт...

Но оказалось: либо я дурак, либо мир не Мир. Это было падение.

В середине ноября в петербургском Научном Центре РАН прошел семинар «Отражение деятельности НАТО в российских СМИ».

В курилке говорили, что поводом семинара стала операция НАТО в Ливии, вернее ее предсказуемое, но некрасивое завершение. Пресс-атташе альянса в Брюсселе Бэн Ниммо, директор Информбюро НАТО в Москве Роберт Пшель и генеральный консул США в Санкт-Петербурге Брюс Тернер могли встретиться с журналистами, учеными и студентами, чтобы оправдаться перед зрителями за ливийские события, провести своеобразную PR кампанию. Удалась ли она?

Лучше задаться вопросом, возможен ли такой PR в принципе?

Что-то витало в воздухе. Прятали ли доктора наук и маститые московские журналисты за выражением профессионального интереса нервное ожидание каких-то заявлений возможного противника? Может быть. Тогда мне показалось, что стена, разделяющая «русских» и «нерусских», почти осязаема. Об нее разбивались неудобные вопросы, в ее толще вязла так и не начавшаяся полемика.

Каких откровений я ждал? Чего из ниже перечисленного мы не знали? С производством наркотиков в Афганистане НАТО не боролось и не собирается. России не стоит беспокоиться на счет ПРО в Европе. На ливийской земле солдат НАТО не было. Убийство Каддафи — это ужасно. Вот и все, или почти все. Помимо заранее выверенных и согласованных заявлений – дипломатичное молчание. Ничего, мы можем осмыслять и молчание. Не как журналисты, как люди.

Это молчание вежливых и опрятных людей представилось мне чудесным занавесом, красного бархата с золотом и горностаями галстуков. А за этим занавесом в подмостки обратилась часть нашего земного шарика: там убивают Каддафи, Хусейна и Милошевича. Там сверхсовременные самолеты, за штурвалами которых европейцы–пилоты, просвещенные и гуманные, еще вчера нажимали гашетку, не видя глаза тех, кого убивают. Сколько за этим занавесом трупов людей, таких же, как я?.. Оставим Шекспира, и он англичанин, пойдемте же дальше.

Что такое мировая политика, отношения между горстками людей на этом маленьком шарике? Кровь, деньги? Почему я остановился на этих вариантах? Почему к этим нерадостным ответам приходишь, когда внутри воедино переплавляются закатное небо за Благовещенским мостом, новости по ТВ и слова брюссельских чиновников? Не знаю. Приведу лучше один забавный случай.

Эта история произошла с одним моим другом из Волгограда. Один раз он гулял с товарищами в центре своего города. Время перевалило за полночь. К ним, сидящим на остановке, подошли человек пять. Начался довольно вежливый, но заранее неприятный разговор. Появившиеся из темноты рассказывали о том, что в близлежащем доме у одного или двоих из них спят маленькие дети, а мой друг разбудил их своими криками. «Как же некрасиво, невежливо ты поступил!» – был итог. Доводы стали повторятся все навязчивее и глупее, когда мой друг отошел с предводителем «недовольных родителей» в сторону.

– Может быть, тебе на самом деле нужен мой телефон? – Спросил «отца семейства» мой друг.

– Да, давай. – Замявшись, выдавил тот.

– Сим-карта, думаю, не нужна? – Кивок. – Если нужна рубашка, могу дать, – видимо что-то припоминая, предложил мой друг.

Отнекиваясь и схватив протянутый тысячерублевый телефон, его новый знакомый устремился обратно в темноту. Попутно он жестикулировал своим, чтобы те последовали его примеру...

Суть рассказа в том, что гадкие, злые дела всем хочется облечь в пафосные, справедливые слова, иначе дела эти никак не совершить.

Также и здесь: демократия и свержение тиранов сами по себе, а наркобизнес и нефть сами по себе. Если 96 % доходов от продажи афганских наркотиков оседает вне этой страны, то остается догадаться: в какой? И главный вопрос: какие это деньги, возможно ли их представить или потратить? По моему мнению, нет, их нельзя ни представить, ни потратить. Может быть, их даже нельзя обналичить, т. к. они давно уже «работают» в западных и восточных экономиках. Это часть системы, часть мира сего. И там и тут мир стоит на бессмысленных смертях и отчаянном горе. И принципы эти реальны и до животного просты.

Там, в Волгограде, мой друг столкнулся с маленьким мелочным злом, обличенным для вида в житейскую справедливость. Здесь, в самом европейском городе России, я столкнулся, как мне показалось, с самым большим злом, которого хватит на весь наш шарик. Какие же одежды, какая мишура необходима для того, чтобы придать всему этому «человеческий» вид? Самый страшный ответ может быть следующим: эта мишура - любовь, гуманность, доброта и сострадание. Все то, что мы называем общечеловеческими и вневременными ценностями. Почему я делаю такой вывод? Пытаюсь подобрать соответствующий масштаб, только и всего. Но не будем пессимистами, пойдем дальше.

Наверное, никому не нужно рассказывать о зле внутри нас? Мало нового можно сказать и об обыденном зле вокруг. В этих строчках я пытался рассказать о зле в очень большом масштабе, за которым уже трудно увидеть рассвет нового дня. Будет ли этот рассвет, возможен ли он, ответа я не знаю, но скажу напоследок о Путине.

Да-да, вы не ослышались, после Благовещенского моста и НАТОвского семинара, возвращаешься к Путину. Не для того, чтобы противопоставить его злу Запада (разве он не такой же ловкий конферансье?), не для того, чтобы оправдать его на фоне развала промышленности, заросших полей и свиты богатеющих на недрах нашей общей земли олигархов. Совсем нет. О Путине необходимо говорить, потому что он свой.

Мой друг из общежития с улыбкой говорит о том, что соскучился даже по кавказцам из своих родных мест — с Кубани — не смотря на то, что их связывали не всегда теплые отношения. Я тоже скучаю по своему, может быть, и не самому спокойному району провинциального города. Ведь это все – родное.

А мои нынешние преподаватели помнят Путина еще работником службы безопасности Смольного. А еще Путин говорит по-русски и живет в Москве. Но это не повод голосовать за него или тем более за «Единую Россию». Это повод увидеть какую-то общность в языке, культуре, земле, и хотя бы ею успокоиться.

Недавно Медведев пригрозил НАТО ракетами и намеками на расстройство интернета. Там отреагировали (и те, что сидели перед нами в Центре РАН тоже отреагировали)... С уверенностью можно сказать, что ничего хорошего из этого не выйдет. А кто будет расхлебывать эту кашу? Когда спенсеровские люди-государства ссорятся, некоторые клеточки погибают. Кто эти клеточки?

Я и Вы.

Александр МАРЧЕНКО | 6 декабря 2011
 просмотров: 596 | комментариев: 0
комментарии
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Cобытия
1 сентября студенческие билеты получили первокурсники бакалавриата и магистратуры института ...
Люди
Геолог и путешественник Сергей Демченко рассказал "Первой линии" о своих таёжных приключениях ...
Город
Четвероногие врачи несут службу в петербургском центре «Романтики» для детей с расстройством ...
Хай-тек
Откровенный разговор с астрофизиком о Боге, фантазии, душе и жизни после смерти ...