Информационно-образовательный портал
Всегда на Первой
25 сентября 2018 г. г.
ИСКУССТВО ОСКОРБЛЕНИЯ

12 февраля после нашумевшего в мировой прессе добровольного отказа от престола Папы Римского Бенедикта XVI     активистки украинской группы «Femen» отпраздновали это событие скандальной акцией в соборе Парижской Богоматери. Скинув с себя пальто и оставшись топлес, девушки начали бить по висевшему в зале колоколу и скандировать антипапские лозунги. На торсах и спинах активисток было написано «Нет гомофобии», «Кризис веры» и «Прощай, прощай, Бенедикт». Через пару минут охрана собора вывела девушек на улицу, где они продолжали шумно радоваться отставке Римского Папы ещё десять минут.

Удивительно, но данный эпизод не привлек особого внимания российских СМИ. А ведь очевидная параллель с Pussy Riot открывала явные просторы для воображения и гневных реплик об ограничении свободы. Однако, похоже, дело российской панк-группы исчерпало либеральный пыл журналистов. Поэтому справедливости ради не оставим без внимания творчество украинских девушек.

Напомним, что движение «Femen» появилось в 2008 году. Оно стало известным за счет эпатажных акций, во время которых все участницы обнажают грудь для привлечения внимания. Хотя вообще-то эта выдумка не нова. Как пишет журнал «Забастовка», западные феминистки 1970-х годов и российские 1920-х во время своих протестов делали то же самое. Однако акции «Femen», по словам её лидера Анны Гуцол, никакого отношения к феминизму не имеют. Да и лозунг движения: «Пришла, разделась, победила» - в контексте феминизма, борющегося с образом женщины секс-игрушки, смотрится как-то нелепо. Но объяснений такому заимствованию девушки не предлагают.

Зато у этого неполитического движения есть целый набор благороднейших целей, а именно: борьба против проституции и нарушений прав женщины, борьба за свободу слова и собраний и, самое главное, за принятие закона, по которому преступлением будет считаться не деятельность проститутки, а покупка ее услуг клиентом. Так чтобы секс-туристам и нос на Украину было страшно показать.

И все это благородство целей находит себе выход в акциях буквально против всех и вся: против правящей партии и против оппозиции, против Путина и против секс-туризма в Украине, против патриарха РПЦ и против повышения пенсионного возраста, против того чтобы вели следствие против Леонида Кучмы и против ещё огромного количества вещей. Самыми громкими примерами таких акций стали нападение на Патриарха Кирилла с криком «Изыди вон!» в киевском аэропорту и спиливание бензопилой поклонного креста в Киеве.

И вот теперь самое время задаться вопросом о современном протесте и формах его подачи. Его содержания касаться бессмысленно, так как каждый имеет право отстаивать то, что считает нужным.

Итак, у нас есть девушки, обладающие своей позицией по вопросу и желанием эту позицию выразить, причем не стандартным способом. Все это не удивляет. Скажем, практически к тому же стремился авангардизм XX века, представители которого уходили от традиций прошлого и искали новые средства и формы выражения своих замыслов и идей. И как бы кому не нравилось, но протесты топлес или панк-выступления Pussy Riot вполне можно рассматривать как такую новую, нестандартную форму авангардного протеста. Хотя в случае с «Femen», как уже упоминалось, на ней лежит отпечаток заимствования.

Проблема в том, что выбранная девушками форма подачи в отличие от высокого искусства мало того, что многих оскорбляет, она ещё и носит принудительный характер по отношению к зрителю.

Оскорбления и пощечины общественному вкусу были всегда. Однако интересно, что люди, о которых, как о кумирах, упоминают, например, Pussy Riot: Симона де Бовуар, Джудит Батлер, Андреа Дворкин – шли к своим целям путями совершенно не близкими путям девушек. Упомянутые женщины публиковали свои исследования и книги; утверждали идеи самим образом своей жизни, не вторгаясь насильно в пространство свободы окружающих.

В отношении другого примера для подражания Pussy Riot, Эммелин Панкхёрст, знаменитого борца за избирательные права женщин в США, то в созданном ею женском социально-политическом союзе битье стекол и поджоги хоть и использовались, но считались крайними мерами. До этого члены союза пытались действовать по-другому: не только устраивали митинги и демонстрации, но шли на осознанный арест и голодовки для того, чтобы их голоса были услышаны. Эти женщины могли позволить себе покушаться на чужую свободу только после того, как сами прошли все мыслимые и немыслимые круги ада. Причем акции союза по уничтожению чужой собственности послужили причиной для выхода из организации многих её членов близких к руководству.

Девушки из «Femen», Pussy Riot и многих других объединений по какой-то причине выбирают обратный путь. Они изначально готовы жертвовать свободой случайных зрителей, не предлагая, а, скорее, навязывая свои мысли. Симона де Бовуар никого не заставляла читать свои книги или находиться в своем обществе. Акция «Femen» по спиливанию креста прямое вторжение в жизнь людей, для которых он что-то значил. Панк молебен Pussy Riot не был богохульством с точки зрения церковных канонов, но был оскорблением и ограничением свободы людей, которым пришлось смотреть на него в храме. А уж прошлогоднюю акцию московской ячейки группы «Война», активистки которой ради сексуального раскрепощения женщин России целовали в общественном транспорте «серых» сотрудниц правоохранительных органов, можно оставить без комментариев.

Безусловно, все это новые формы протеста по сравнению с XX веком. Но смущает не их нестандартность, а отношение этих форм к зрителю. Можно возразить, что цели протеста важнее зрителя и главное во всем этом деле просто привлечь внимание.

Девушки из «Femen» его однозначно получили. Но от окружающих я слышу про их грудь, а не про закон, который они хотят предложить. Это не уважительный или сочувствующий интерес, а пошленькое любопытство или отвращение. Кроме того, испытывающий давление или задетый в своих чувствах человек, едва ли с энтузиазмом разделит интересы оскорбившего. Скорее уж наоборот.

Внимание вниманию рознь, и получить его можно множеством способов. Отличный пример высокого авангарда протеста – «постельное интервью» Джона Леннона и Йоко Оно за мир и против Вьетнамской войны. Да и вообще, давая пощечину, справедливо оставить получателю возможность увернуться. Связывать ему руки и ноги, а затем давать по щекам – это уж, извините, дурной вкус.

Ирина МАЛЫГИНА | 13 февраля 2013
 просмотров: 558 | комментариев: 0
комментарии
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Cобытия
CобытияСтудентка и выпускница Высшей школы журналистики и массовых коммуникаций СПбГУ стали ...
Люди
ЛюдиКорреспондент «Первой линии» взяла интервью у человека с редким заболеванием – витилиго ...
Город
ГородПрошло три месяца с момента пожара в торгово-развлекательном центре «Зимняя вишня» в ...
Хай-тек
Хай-текИгорь Гришечкин – концепт-шеф ресторана CoCoCo, принадлежащего Матильде и Сергею Шнуровым. ...