English

Информационно-образовательный портал

ЧУДЕСНЫЙ ЗРИТЕЛЬ ЕСТЬ ВСЮДУ

«Внимание встречающим! Поезд №2 «Красная стрела» прибывает на 2 путь к 6 платформе». Бегу к 12 вагону, нельзя опаздывать к гостям Международного медиа-форума «Диалог культур». А вот и они – московские режиссеры, бодрые, веселые, с небольшими чемоданами.

Среди них был Сергей Анатольевич Головецкий, человек, который с 2000 по 2006 годы работал режиссером документального кино на "Первом канале". Он же является членом Гильдии неигрового кино и телевидения Союза кинематографистов России, Лауреатом международных фестивалей неигрового кино, Лауреатом телевизионной премии "ТЭФИ".

За время работы медиа-форума, который проходил с 19 по 21 ноября в Санкт-Петербурге, у Сергея Анатольевича нашлось время, чтобы побеседовать с корреспондентом «Первой линии» в одном из уютных холлов гостиницы «Октябрьской». Отлучились ненадолго – идет кинопоказ, обсуждение работ, но разговор увлек обоих.

- Сергей Анатольевич, я знаю, что вы закончили архитектурный факультет и только потом поступили в мастерскую документального кино ВГИКа. Чем привлекла профессия режиссера, и почему Вы выбрали именно документальное кино?

- У каждого человека в жизни есть период, когда он оканчивает школу, идет в институт, часто неосознанно чем-то занимается. А потом наступает момент, когда может появиться ощущение, что это не вполне ваше пространство. Так было и у меня, я стал искать себя и попал в любительскую киностудию. Там мне показалось, что это именно моя тропинка, по которой я пойду дальше. Еще будучи студентом-архитектором, на последнем курсе я стал заниматься любительским кино. На киностудии удалось сделать мультфильм, там же был сделан и документальный фильм. Документальное кино казалось интересным: привлекал не столько интересный текст, сколько пластика кино.

- Вы нисколько не жалеете о сделанном выборе в пользу этой профессии?

- Нет, не жалею. Даже такое ощущение, что это не мы выбираем, а нас выбирают. В плане материальном, я думаю, гораздо лучше чувствовал бы себя, если бы остался архитектором. Эта профессия востребована сейчас: много заказчиков. Но я не жалею и, безусловно, чувствую себя в своем поле.

- Для меня все фильмы делятся на две большие группы. К первой относятся те, куда была вложена душа тех, кто эти фильмы создавал. И это отлично видно зрителю. Ко второй группе я бы отнесла фильмы, в которые души не вложили или вложили так мало, что зритель ничего не почувствовал. Последнее время слышу много отрицательных отзывов о российском кинематографе именно потому, что большинство фильмов можно отнести о второй категории. Что бы Вы посоветовали тем, кто только делает первые шаги в профессию? Как научиться делать фильмы так, чтобы вложить туда душу?

- Понимаете, - отвечает после долгой задумчивости - для того чтобы фильмы были с душой, у человека должна быть в наличии сама душа. А эти два полюса «с душой» и «бездушно» - две координаты, где существуют любой человек, особенно творческой профессии. Когда ты делаешь что-то от души, ты делаешь это для себя, для своего творческого удовлетворения. Но кино – дело затратное. Существует такое понятие, как заказ. Человек приходит на студию, предлагая свою душу, а у руководства совсем другие представления о продукте. Часто то, что хочется вашей душе, оказывается ненужным. После этого надо выбирать, что делать. Все это очень непросто. Я бы посоветовал и начинающим, и не начинающим режиссерам учиться в любом заказе находить мотивацию для собственной души. Один американский дизайнер говорил: «И мыльница, и дворец проектируется для человека». Вы делаете все для человека, и даже если вы делаете не статусную, не пафосную вещь, надо научиться вкладывать в нее себя и свою душу. Непросто найти такую мотивацию. Если не находишь, нужно иметь мудрость отказаться от того, где ты не можешь найти этой мотивации, потому что без нее даже обычный заказ получится неинтересным. Заказчик хочет получить хорошую работу. А работа будет хорошей, если душа вложена. Но если тема тебе не близка, ты не сможешь это сделать. Здесь каждый выбирает для себя.

- На Ваш взгляд критика современного отечественного кино обоснована? И если да, то связано ли это с падением культуры людей в целом?

- Важно понять, на что ориентировано общество. В СССР, например, была одна идеология, сейчас мы оказались в пространстве другой идеологии, которая еще, быть может, не сформировалась. То, что нормально и престижно сейчас, в советском обществе было неприлично: погоня за деньгами, «звездность». Скромность была хорошим качеством, свидетельством такта человека. Сейчас многие уверены, что скромность – признак комплекса неполноценности. Тогда на творческих людей сильно давила идеология, тем не менее, были шедевры, были имена, которые можно долго перечислять. Сейчас таких громких имен творческих людей нет. Сейчас есть вершины, на которые не хочется взбираться, когда посмотришь, кто на них сидит. Общество еще не сформулировала своих идеалов, возможно, с этим связан определенный кризис кинематографа и критика в его адрес. Сейчас правит балом «золотой телец», происходит распад, и это не может не отразиться в кино.

- На «Международной киноассамблее на Днепре 2013» был представлен Ваш фильм «Обратная перспектива». Многие утверждают, что он о великом русском художнике Алексее Саврасове. Возможно, я ошибусь, но осмелюсь сказать, что фильм скорее о его правнуке и об исторической памяти, о связи поколений. Так ли это было важно для фильма?

- Как вы понимаете, про то фильм и есть. Потому что зритель становится главной творческой персоной, когда смотрит фильм, и понимает для себя что-то определенное. Да, главный герой в фильме – правнук Саврасова. Он художник, но, согласитесь, трудно требовать от человека быть гением. Алексей Кондратьевич был гением, а его правнук – художник. Однако он честно служит и своему великому предку, и идее. Как раз этот человек оказался в промежуточном времени, когда какие-то ценности распались. Ему сейчас за 90 лет, он живет и работает.

Вы – уже человек нового времени, я – человек времени Советского. И теперь, можно сказать, живу в двух временах сразу, постоянно оцениваю жизнь с точки зрения того, советского времени. А живу здесь и сейчас.

Как-то Константин Эрнст сказал, что он принадлежит к поколению, в котором происходит переход из того времени в это. Но не всем удается так перейти в другое время – это очень тяжело. Я вижу, что многие люди перешли, а многие не смогли – не хватило сил. Советские ценности оказались не нужны, поэтому выжил тот, у кого ценностная система оказалась более глубокой. И если вспомнить героя фильма, то можно сказать, что его корневая система ценностей была еще дореволюционного характера. Он на нее опирался и выстоял. А многие из тех, кто опирался только на советскую, не смогли этого сделать.

- А почему фильму дано такое название («Обратная перспектива»)?

- Это понятие Павла Флоренского о принципах построения пространства в иконе. Мы попадаем в идеальное пространство, и оно работает по другим оптическим законам.

- В фильме много религиозных мотивов и образов: храм, панихида на кладбище, свечи, иконы… Начинается и заканчивается картина тем, что правнук Саврасова поднимается вверх по лестнице у храма. Это некая духовная эволюция?

- Каждый понимает по-разному. Но в начале в этом есть даже что-то донкихотское (с улыбкой говорит Сергей Анатольевич, вспоминая героя фильма). Старик лезет по шаткой лестнице, и это очень трогательно. Вы правы, лестница – это своеобразная дорога. Лестница в небо. Герой может казаться смешным и наивным, но это трогательно, без пафоса.

- След внутренней, душевной работы обязательно отражается на лице человека. Вам в фильме удалось это показать. Это и лица правнука Саврасова, и его учеников, и лица людей, пришедших помянуть великого художника. Считаете ли Вы это одним из главных достоинств фильма?

- Да, в фильме удалось подчеркнуть на лицах людей след душевной работы. Это очень важно, особенно сейчас, когда мы окружены сотней лиц, глядящих с обложек журналов и газет, с экрана. Сижу я в фотоателье. На стене висит плакат, где изображена молодая девушка с красивой улыбкой. Она демонстрирует хорошие зубы, рекламирует зубную пасту. Но об ее душе и внутренней работе судить сложно. Поэтому интересно было бы встретить человека в реальной жизни и понять, чем он живет: так ли счастливо? И что вообще есть счастье за пределами этого плаката?

- Какова же судьба Вашего фильма?

- К сожалению, у фильма «Обратная перспектива» не было нормальной судьбы. Он был показан только на нескольких фестивалях. В этом году фильм был представлен на уже упомянутой «Киноассамблее на Днепре». Я должен отметить, что там постоянно полные залы: люди приходят смотреть документальное кино. Поэтому неправильным и необоснованным может показаться разговор о том, что документальное кино людям не интересно. Чудесный зритель есть всюду. Но мне грустно, что картина не дошла до еще большего количества зрителей. Документальное кино я даже не назову авторским, это нормальное реалистическое кино. Свою тропинку на телевизионные каналы к зрителям оно еще не протоптало.

Возможно, все еще впереди. Фильмы будут жить. Мне очень приятно, что вы вспомнили именно об этой моей работе, потому что как раз фильм «Обратная перспектива» оказался обиженным зрительским вниманием.

- Зато такой фильм как «Тайна 22-го июня» вниманием обижен не был. На телеканале «Звезда» в 2008 году в программе «На войне как на войне» прошло обсуждение этой картины, вызвавшей далеко неоднозначные оценки и комментарии. Безусловно, это связано с тем, что в фильмы была высказана новая гипотеза о начале Великой Отечественной войны. Верите ли Вы сами в то, что война была спровоцирована Англией?

- Чтобы ответственно ответить на этот вопрос, мне нужно освоить огромное количества материала, что сделал мой соавтор Александр Осокин, посвятивший этому жизнь. Как бы фантастично не выглядела его теория, я этому человеку доверяю. Мы привыкли воспринимать то, что идет с экрана как некую последнюю истину, а это всего лишь гипотеза, точка зрения частного человека. Она имеет право на жизнь. И я эту точку зрения разделяю. Идею нашего фильма стали цитировать ведущие телеканалы, а у Осокина вышла третья книга на эту тему.

- На Фестивале документальных фильмов стран Евразии «Я так живу» Вы представляли какой-то фильм?

- Да, это был фильм про современного композитора «Загний». Сергей Загний – известный композитор в определенных кругах. Этот фильм о нем, своеобразный видео-портрет.

Просмотр и обсуждение фильма – в таком режиме проходил весь фестиваль.

ФОТО автора

Ксения ШАПОВАЛОВА | 23 ноября 2013
 просмотров: 2199 | комментариев: 0
комментарии
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:

Cобытия

CобытияЕсли вы не знаете, как писать тексты или снимать сюжеты, в которых ...

Читать полностью

Люди

ЛюдиОсновной период карантинных мер в России уже позади. Кто-то сетовал на скуку ...

Читать полностью

Город

ГородС ранних лет знакома эта эмблема: Медный всадник в перекрестье света прожекторов. ...

Читать полностью

Хай-тек

Хай-текЕще 100 лет назад никто бы не подумал, что маленькая металлическая коробочка, ...

Читать полностью
Чего не хватает Петербургу как туристическому центру?
Бесплатных карт для туристов
Указателей на английском
Цивилизованных мест для курения
Всего хватает
Все плохо

АВТОРИЗАЦИЯ

Логин
Пароль
запомнить
Регистрация
забыл пароль

Информационно-образовательный портал Санкт-Петербурга и Ленинградской области, созданный студиозусами Санкт-Петербургского государственного университета.