Информационно-образовательный портал
Всегда на Первой
20 сентября 2017 г.
«ЕСТЬ РАССТОЯНИЯ – НЕТ ДИСТАНЦИИ»

Таков слоган людей, которые не знают, что такое границы. Именно к ним и относится заместитель редактора аналитического отдела, фотокорреспондент газеты «Невское время», Илья Снопченко, который рассказал корреспонденту «Первой линии» о пути становления в профессии и о своих фотовыставках – «Заметки с Великого Шелкового Пути» и «Кочевая Азия».

– Как Вы пришли к тому, чтобы стать фотографом? Однажды утром открыли глаза и поняли «Я – фотограф» или долго и мучительно искали себя?

– Во-первых, это произошло достаточно случайно: просто появилась в доме цифровая мыльница. А, во-вторых, фотографом я себя не считаю и не называю, хотя этим и занимаюсь. Фотография не то хобби, не то дополнительный источник доходов. Занимаюсь я этим, если так углубится в историю с 2001 года.

– Не могу не задать этот вопрос: от настоящего студента к бывшему студенту, помог ли Вам чем-нибудь университет?

– Я закончил кафедру «Визуальной журналистики» в СПбГУ и, пользуясь случаем, хочу попросить извинения у своих преподавателей, особенно у кафедры современной периодической печати, поскольку студентом я был не очень прилежным, но надо понимать, что я уже работал 2 года в «Невском времени». Плюс был по возрасту гораздо старше всех. Университет был полезен для меня. Помимо самих знаний, это очень дисциплинирующая практика, которая, к сожалению, не до конца меня тогда дисциплинировала (улыбается).

– Имело ли значение для Вас материальное составляющее при выборе работы?

– Когда устраиваешься на работу, лично мой опыт таков, о материальной стороне думаешь в последнюю очередь. Главное, чтобы эта работа была. Особенно в нынешних условиях выбирать работу по уровню оплаты – это достаточно безнадежное занятие, потому с трудоустройством сейчас большие проблемы. Те места, где я работал – «Фонтанка. ру», «Невское время» – это было в большей степени доля случая: знать нужных людей в нужное время. Например, я полгода был внештатным корреспондентом в «БалтИнфо» , 3 года фотографом в театре «Санкт-Петербург опера»…

– Расскажите о своих фотопроектах.

– Поскольку я всегда езжу во все отпуска с фотоаппаратом, в итоге, образуется материал, который первоначально реализуется в «Невском времени», там есть специальная полоса «Фототема». Наиболее «эпические», не побоюсь этого слова, путешествия уже позволяют говорить о какой-то выставке. Вот, например, по итогам экспедиции на Горный Алтай и в Монголию вышли 5 тем в газете, то есть это полосный материал в основном из фотографий. Подчеркну, что это не только мои фотографии, это фотографии всех участников экспедиции, кто смог принять участие.

Что касается «Заметок с Великого шелкового пути» , 3 года назад была выставка. Это была моя давняя мечта: с детства, еще в позднесоветское время я мечтал съездить в Синьцзян-Уйгурский автономный район Китая и в 2011 году я эту мечту осуществил. Тогда для меня было в новинку такое большое самостоятельное путешествие, по не самому простому району. После была выставка. С тех пор у меня были другие большие поездки, но только когда организовалась поездка на Алтай и в Монголию, я понял, что это повод повторить – и сделать выставку.

– Вы один ездили по Великому Шелковому пути?

– Да, я ездил совершенно один.

– Не страшно было?

– Страшно – это немного не то слово. Всегда чего-то опасаешься, тем более там незадолго до этого произошли теракты, то есть были усиленные меры безопасности, но мандража не было.

– Почему именно Азия Вас привлекает, а например не излюбленная Европа? Что в ней такого уникального с Вашей точки зрения?

– Кто-то, зная меня, пеняет на то, что я сам родом из азиатской части страны, из Владивостока. Меня почему-то всегда, с самого детства интересовали юг и восток относительно нашей страны, то есть Средняя Азия, Китай, Япония. Я не знаю точного ответа на этот вопрос, но могу сказать, что те, кто организовывал экспедицию «Кочевая Азия»: новосибирский клуб «Сибирская экспедиция» и наш капитан Родион Житин конкретно обосновывали, почему именно Западная Монголия и Горный Алтай: эти районы – великая степь в пределах нашей страны и вблизи ее. Места, которые мало изменились за последние века, как мы убедились … и в бытовом плане тоже. Нашей первоочередной задачей было пообщаться с людьми, которые сохранили свою национальную культуру, не подвергнувшись воздействию ни советской системы, ни нынешней глобализации. В этой части Монголии живут в основном казахи, то есть мы изучали по большей части казахскую культуру, потому что именно там она сохранилась лучше, чем в Казахстане , который был сначала советской республикой, а потом независимым государством. Я был в Казахстане, там я собственно познакомился с «Сибирскими экспедициями» (это была первая совместная поездка 2 года назад). Я понимаю, что хотя Монголия также была частью советского блока, она сохранила свой традиционный уклад в большей степени, чем остальные советские республики.

– Как я понимаю, «Заметки с Великого Шелкового пути» – это Ваша детская мечта , а у «Кочевой Азии» была определенная цель, не пытались ли вы также обратить внимание на социальные проблемы, как например отсутствие асфальтированных дорог в Западной Монголии?

– Задачи остросоциальной у меня не было. Мы в первую очередь хотели изучить с этнографической точки зрения. В принципе, проблемы, конечно, там есть, бытового плана тоже, но с нашей стороны было бы наивно или высокомерно приходить и с высокой колокольни цивилизованного человека указывать на что-то. Мы же не американцы в конце концов. Тем более, не то чтобы людям это нравилось, но они к этому привыкли и изменить их, наверное, будет задачей трудной и долговременной. Прежде всего, они сами должны измениться, если они конечно этого захотят. А задача была можно сказать эгоистичной, то есть узнать самому, что это за места, что это за люди. Белых пятен на карте не осталось, но у каждого человека они присутствуют в голове. Если вот так поспрашивать у людей, что они знают даже о Горном Алтае, не говоря уже о Монголии. Это сведется к набору стереотипов. Монголия : пустыня, Чингисхан, может быть про ламаизм вспомнят, но мы убедились, что это намного больше.

– То есть вы считаете, что цивилизация не нужна в этих краях, пусть все останется, так как есть?

– Смотря, что считать цивилизацией. Проложить нормальные дороги и построить вместо выгребных ям нормальную систему водоснабжения и канализации может быть, но менять их уклад жизни – это будет сложно и не нужно. История полна примеров того, что люди, вырванные из традиционного уклада и брошенные в современный, как правило не находят себя. Мы знаем, малочисленные народы вымирали, потому что исчезал их традиционный уклад. То, что коренных жителей Монголии оставили в покое и не стали насильно переделывать в каких-то сначала строителей коммунизма, потом капитализма, наверное, это правильно, потому что человек – не робот, которого можно запрограммировать, на что угодно, и он будет послушно это исполнять.

– А какие они народы Азии? Что Вам особенно запомнилось, необычные традиции, что например русским было бы не понятно?

– Я могу сказать про казахов, с которыми мы общались во время экспедиции «Кочевая Азия». Больше всего даже не потрясло, а скорее порадовало – это их гостеприимство. Нас всегда принимали, когда мы куда-то приезжали на ночлег или останавливались по пути в гости к совершенно незнакомому человеку, которого встретили на дороге. Каждый раз нам ставили чай и давали баурсак – традиционное казахское мучное изделие, при том, что люди сами живут не богато. Они никогда не приставали с назойливыми расспросами, никогда в открытую не требовали денег. Конечно, какие-то вещи нельзя было решить без денег, но все в пределах естественного. Вообще у них много интересных традиций, например, охота с беркутами. Фестивалю беркутиной охоты, который проводится каждый год в начале октября, была посвящена немалая часть экспедиции. В основном, люди занимаются этим для души, так как с точки зрения обеспечения продовольствия, охота – побочное занятие, главное – скотоводство. Воспитывают беркута с самого маленького возраста и раз в 10 дней выезжают с ним на охоту.

– Девушки тоже принимают участие в охоте?

– Девушки обычно не учатся этому, но никто не запрещает, просто это дело достаточно трудоемкое. К тому же, беркут хищная птица и может вполне поранить. На Фестивале была одна девушка-беркутчи, которая привлекла всеобщее внимание. Если честно даже не знаю, исторически так сложилось или это проявление уже современной женской эмансипации, что и девушки хотят принимать участие в исконно мужских занятиях.

– Как вы считаете, влияет ли природа на формирование менталитета народа?

– Естественно, поскольку суровые условия все-таки закаляют, но, наверное, природа влияет не сама по себе, а через одно звено, то есть через образ жизни, через хозяйственный уклад, который существует у народа. Чем можно заниматься в Монголии, в степи, кроме как ни скотоводством? О какой культуре растениеводства может идти речь? Казахи-чабаны, которые занимаются только скотоводством, очень зависимы от времени года: летом они пасут скот в степи, ставят юрту и там временно живут, а на зиму перебираются в зимовье, которое тоже может находиться где-то в глуши, загоняют скот в кошары (прим. автора: кошары – помещения для содержания скота). Мы очень удачно приехали и наблюдали, как семья чабанов перебирается в зимовье, устраивается там, выметает мусор, застилает ковры, собирает скот с пастбищ.

– Вы просили разрешение на фотографирование? Не смущались люди, когда видели Вас с фотоаппаратом?

– Нет, мы просто приезжая на локацию, в то же зимовье, сразу договаривались, что будем снимать, не только фото, но и видео. Бригада из Новосибирска Артем Басок и Вадим Воронцов, профессиональные кинематографисты, снимали фильм, часть материалов которого, можно было видеть на выставке. В принципе, негативной реакции или неадекватной со стороны коренного населения, упаси боже, не было. Часть пути с нами был переводчик с казахского, но потом, к сожалению, его пришлось рассчитать, как раз из-за неадекватного поведения в пьяном виде, но мы, как ни странно, сумели сами объясниться и все найти.

– Сколько длилась Ваша поездка на Горный Алтай и в Монголию?

– Мы там были 2 недели. Сначала ехали на машине, примерно 750 км, из Барнаула по Чуйскому тракту до границы. Кончено, останавливались по пути, а дальше на 5 день уже пересекли монгольскую границу.

– А кто придумал такое забавное имя УАЗику – «Кузя»?

– Это наш водитель Володя из Барнаула. Он купил УАЗик в свое время и мощно его «оттюнинговал»: сделал необычную подвеску, которая, кстати, привлекала очень много внимания, когда мы приехали на Фестиваль беркутиной охоты. Вокруг сразу собралась толпа, которая заинтересовалась этими апгрейдами. В принципе, в Монголии машины самые ходовые, но они или в заводской комплектации или близко к ней, а тут конечно был умопомрачительный тюнинг.

– Чем вы питались и где спали?

– Насчет сна как-то проще сказать, было 50 на 50: одна половина ночевок в палатках, другая половина дома, турбазы. На Горном Алтае одну ночь на пути туда мы провели в юрточном лагере, одну ночь обратно на турбазе. Спасибо, что там была баня. Да, это немаловажный аспект, потому что за 10 дней дороги необходимо приводить себя в порядок. Что касается еды, то где ночевали в палатках, там соответвенно костер, котлы. Варили макароны, супы, крупу с мясом смешивали, консервы, хлеб. Когда мы проезжали через главный город западной части Монголии, Баян-Улгий, по нашим меркам, конечно, это смешной город, всего 28 тысяч жителей, то там были столовые. Естественно, иногда нас угощали люди, к которым мы приезжали, как например чабаны. Мы старались тоже чем-то отдарится, например, российской колбасой, печеньем, даже когда жили в домах. Помимо костров была газовая плитка, и часто готовили прямо в комнатах.

– То есть достаточно походные условия?

– Да, конечно. Это же экспедиция. Я понимаю, что с одной стороны, экспедиция звучит громко, все же это не походы Пржевальского, который шел в неизвестность, когда исследовал Центральную Азию. Но как-то стараемся восстановить, не то чтобы романтику, наверное, это глупое слово, но эту обстановку, потому что все-таки жажда исследований живет в большинстве людей и каждому порой хочется почувствовать себя хоть ненадолго Пржевальским.

– Какие у Вас планы на будущее?

– Я надеюсь продолжить общение с «Сибирскими экспедициями». Эти ребята настоящие энтузиасты. Они конечно далеко не единственные, кто организует такие поездки, но все-таки это люди, с которыми я подружился, нашел общий язык. У них естественно тоже свои планы. Например, в будущем году ожидается экспедиция в Туву. Это было бы интересно. Лично меня привлекает Средняя Азия: Киргизия, Таджикистан, Узбекистан. Конечно, в качестве туриста можно побывать где угодно, прошлый год был достаточно удачным в этом плане. Я был в Юго-Восточной Азии, Малайзии, Сингапуре, Японии , но это был уже совсем другой формат для меня. Высота под названием выставка уже взята, можно и фотоальбом напечатать. Кто знает. Я загадывать не берусь, как говорится: человек предполагает, а судьба располагает.

ФОТО из архива автора

Мария ЧЕСНОКОВА | 20 июля 2015
 просмотров: 261 | комментариев: 1
комментарии
пишет Мария (3 октября 2016 13:02)
Ездила с Родионом в этому году в Большое Сибирское. К сожалению, как часто бывает в российском тур. бизнесе были обнаружены все возможные косяки, как в организации процесса, так и в корректности ведения бизнеса вообще. Сложилось ощущение, что мероприятие проводиться ребятами по типу "дружеской " тусовки при этом, вся тусовка, оплатившая тур, сама должна заботиться о своей безопасности и организации самого процесса. Посещение Тувы и Монголии, просто замануха, так как по Горному Алтаю жесткая конкуренция между тур операторами. Надо сказать что стоимость туров, на мой взгляд, не предполагает такого форматирования и организации процесса. Кроме того, после предъявления претензий Родион фактически скрывается от решения конфликта, официальной переписки не ведет, скрывается от переговоров, документов не получает. Очень рекомендую подумать об альтернативных вариантах сибирского отдыха.
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Cобытия
1 сентября студенческие билеты получили первокурсники бакалавриата и магистратуры института ...
Люди
Геолог и путешественник Сергей Демченко рассказал "Первой линии" о своих таёжных приключениях ...
Город
Четвероногие врачи несут службу в петербургском центре «Романтики» для детей с расстройством ...
Хай-тек
Откровенный разговор с астрофизиком о Боге, фантазии, душе и жизни после смерти ...