Информационно-образовательный портал
Всегда на Первой
24 ноября 2017 г.
МЫ ПРИХОДИМ НЕ ЗА ЖЕСТЬЮ, МЫ ПРИХОДИМ ОТДЫХАТЬ!

Обычная санкт-петербургская школа №69. Типовой кабинет труда, с начинкой в виде инструментов, чертежей и разных винтиков-шпунтиков. Но стоит открыть одну из его потайных дверей – и увидишь целый арсенал холодного оружия, комплекты доспехов, перчаток и стрел. Ведь именно здесь находится штаб Клуба Исторического и Ролевого Моделирования (далее КИРМ) «Львиная башня».

     «Львиная Башня» отличается от других объединений ролевиков и реконструкторов, которые зачастую зациклены исключительно на изматывающих тренировках и почти реальной «кровавой бойне». Это настоящая семья, членов которой связывает не только боевое братство внутри ролевой игры, но и крепкая дружба вне ее. «Мы приходим не за жестью, мы приходим отдыхать!» – с улыбкой говорят ребята, выигрывающие турниры в городе и за его пределами и не пропускающие ни одной масштабной «ролевки». К слову, возраст «ребят» варьируется от мальчишек 12 – 18 лет до солидных «бородатых мужей».

    Корреспондент «Первой Линии» поговорила с КИРМчанами об основной идее клуба, сложностях рыцарства в XXI веке и простых человеческих радостях «брутального ролевика».

Эрнор, он же Михаил Петряков, основатель, идейный вдохновитель и командор «Львиной Башни».

Ягер, в миру Алексей Юрков, отважный укротитель группы фехтовальщиков.

Вадим Воробьев, организатор городских маневров, реконструктор.

– Что же такое КИРМ и как появилась идея его создания?

Эрнор: На самом деле аббревиатуру КИРМ уже давно пора поменять, потому что она была создана в молодости, в пылу желания отличаться от других хотя бы названием. Теперь я понимаю, что она далеко не самая информативная. А занимаемся мы историческим ролевым моделированием – созданием примерного образа персонажа какой-либо исторической эпохи. Это не полная реконструкция, а так, чтобы метров с пяти было определенно понятно, что за чудо-юдо надвигается. Увлекаться этим и тренироваться я начал в юном возрасте в одном из ролевых клубов города. Там же до меня донесли информацию, что можно самому в клубы набирать детей, организовывая их как секции, и тренироваться в залах. Потом по определенным семейным обстоятельствам я из клуба где-то на год пропал и обратно уже не вернулся, потому что еще с тремя товарищами решил создать что-то свое. Создали «Львиную Башню». Первые полгода тренировались вообще в лесу, в заказнике, а потом узнали, что наш бывший клуб переехал, и школа, которую они занимали, освободилась. Вот мы и подались туда. Я устроился на работу в эту школу, и на шесть лет мы обосновались там.

Эрнор

В школу №69 мы переместились, когда я искал работу более денежную, но по специальности. Пришел сюда, увидел мастерскую, зал, понял, что секций в школе очень мало, ну и предложил директору. Он согласился на моих условиях: мы тренируем детей и время от времени помогаем школе технически. За это я могу приводить сюда тех, кого считаю нужным.

– Расскажите о вашей деятельности вне «Львиной Башни», вне образа ролевика.

Эрнор: Работаю в школе, основная профессия – учитель технологии, учитель труда по-старому. В прошлом был учителем истории – больше не хочу. Был учителем физкультуры, тоже не очень понравилось. В школе занимаю несколько ставок, одна из которых как раз «Львиная Башня». Да, мне за нее чуть-чуть доплачивают! (Смеется.)

Вадим: Я ролевик-то так себе. Пять лет назад начал ролевое движение, а потом ушел в реконструкцию. А на ролевые игры езжу из-за друзей…

Эрнор: А работаешь-то кем?

Вадим: Работаю я обычным кладовщиком на складе, несмотря на то, что у меня есть высшее педагогическое образование – учитель истории. Оно как раз и связано с моим увлечением историческим моделированием.

Ягер: Ну, я продолжу в стиле Вадима – изначально я был страйкболистом. В армии познакомился с одним замечательным товарищем, который затащил меня в историческую реконструкцию. Этот товарищ познакомил меня с нашим учителем труда, товарищем Эрнором, который затащил меня в странную тематику исторического моделирования. А работаю я на заводе, отвечаю за приборы газовой и тактической безопасности. Ягер

– Поговорим о трудностях рыцарства в наши дни. Какие основные сложности испытываете при подготовке к играм и маневрам?

Эрнор: К маневрам подготовиться бывает сложно в том плане, что не у всех, кто хочет участвовать, есть полный доспех или доспех вообще. Так что приходится срочно что-то добирать, изготавливать, или чинить. При подготовке к игре лично у меня все банально упирается в материальные сложности, потому что один хороший костюм – уже дело недешевое. И тут стараешься выкрутиться так, чтоб было и подешевле, и красиво при этом.

Вадим: У меня вся подготовка к игре упирается в отпуск. То есть, если ты заранее знаешь про дату игры, то и дату отпуска приходится подгонять под это время.

Эрнор: А у меня в этом плане проще – у меня отпуск стабильный, каждый год, в одно и то же время, и никто никогда его не передвинет.

Вадим: И как уже сказали ранее, нужно подготовить доспехи, пошить костюмы. Не спорю, есть ролевики, у которых костюмы подходят под все игры…

Эрнор: Как правило, такие костюмы где-то к пятой игре выглядят так, что их проще сжечь прямо там, на полигоне, потому что потасканные они очень здорово.

Ягер: Умничать не буду, проблемы у меня те же самые, в основном из материального положения и отпуска складываются. Плюс, гробит старая привычка все шить самому вручную. А пошить банальную рубаху вручную довольно долго – с кривыми-то моими руками. И шьется все неизменно в последний момент.

– А чем в мирное, неигровое время увлекаетесь?

Эрнор: Компьютерные игры. Люблю ручками что-то поделать в плане мастерских, никак не связанных с клубом. Мастерю в основном по деревяшкам, чуть-чуть по металлу и очень плохо по коже.

Вадим

Вадим: У меня по жизни всегда было увлечение спортом. И легкая атлетика, и футбол. Но затем поменял, так сказать, мяч на меч. Поигрываю на гитаре, сочиняю стихи и песни, но больше для себя, чем для широкого круга слушателей.

Эрнор: На гитаре я тоже немного играю.

Ягер: Миш, как ты играешь, лучше не упоминать.

Эрнор: Ничего не знаю! Левая рука на гриф, правая на струны, звуки идут.

Ягер: Я занимаюсь всем понемногу, даже не знаю, что можно развернуто прокомментировать. Шью, ставлю медовуху, иногда работаю по коже. Читаю и периодически занимаюсь самообразованием. Вдохновляют историческая литература и холодное оружие. В последнее время ударился в технологии стрелкового оружия, их развитие с XIX века по сегодняшний день. Американцы знают толк в извращениях в этом плане.

Эрнор: А чтение – это даже не увлечение, а образ жизни, скорее. Вот, кстати, никогда не задумывался, а чем же я увлекаюсь, в самом деле. Все время что-то делаю-делаю, а какие увлечения-то?

Вадим: Ну, вот чем ты дома занимаешься?

Ягер: Спит!

Эрнор: Мне на работу вставать в шесть часов утра – конечно, сплю!

Вадим: А у меня вот хобби – люблю организовывать сам и помогать в организации каких-то мероприятий. Не важно, с чем они связаны – с ролевкой или с реконструкцией.

Эрнор: Факт, подтверждаю. В одних маневрах он поучаствовал, зато десяток других уже провел! А насчет увлечений… Я понял, что если серьезно чем-то занимаешься, на другие увлечения просто не остается времени. Спать и есть тоже когда-то надо и работу с семьей никто не отменял.

– Ваше братство проявляется не только в бою, но и в жизни. Как приобреталась эта сплоченность?

Эрнор: Без сплочения и единения изначально никак. Да, во многих клубах занимаются друг с другом исключительно на основе секции – встретились, отмутузили друг друга, разошлись; на турнир съездили, поработали, разошлись. Начнем с того, что «Львиная Башня» создавалась четырьмя друзьями и для друзей. Человек, который общаться по-человечески не хочет или не может, у нас, как правило, не задерживается. Потому что даже во время тренировок часто идет общение «за жизнь», байки, забавные истории и прочее.

Ягер: Вот я занимался сначала пешим туризмом, потом страйкболом и могу сказать, что удержаться в клубе, где нет жизненного общения, было бы очень сложно. Потому что такие занятия неизбежно сопровождаются травмами, проблемами, и с человеком, которому ты не можешь полностью доверять, который просто приходит в секцию, очень сложно взаимодействовать. А здесь ты знаешь, что тебе и на помощь придут, и скорую, если надо, вызовут. Так гораздо спокойнее и чувствуешь себя увереннее.

Эрнор: Скажу как руководитель всего этого бардака: когда знаешь, каков человек в дружеском общении и жизни вне игры, тебе легче с ним работать. Так ты можешь учитывать, на что он способен, а чего ни при каких обстоятельствах делать не будет. Он тебе поможет, когда нужно, и ты ему поможешь. Вот Вадим у нас уже сто лет не тренируется, а спокойно может прийти в мастерскую, если ему понадобится. Он может прийти на тренировку, и мы будем рады его видеть. Мы приходим сюда отдыхать, и простое человеческое общение – основа нашего клуба.

ФОТО из личного архива героев

Екатерина БЕГЕТНЕВА | 25 июля 2015
 просмотров: 436 | комментариев: 0
комментарии
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Cобытия
CобытияОткрытие первого в мире интерактивного фестиваля дикой природы состоялось в городе на ...
Люди
ЛюдиВ честь 100-летия Октябрьской революции корреспондент «Первой линии» совершила путешествие с ...
Город
ГородПоднимаюсь по лестнице на факультете журналистики и по пути встречаю знакомых. Кому-то ...
Хай-тек
Хай-текИгорь Гришечкин – концепт-шеф ресторана CoCoCo, принадлежащего Матильде и Сергею Шнуровым. ...