Информационно-образовательный портал
Всегда на Первой
20 сентября 2017 г.
«РОССИЙСКИЙ РЫНОК ДВИЖЕТСЯ ПО ПУТИ СОЗДАНИЯ ДЖЕНЕРИКОВ»

О том, как в России развиваются биотехнологии и фармпроизводство, о взаимодействии власти и бизнеса в медицине, отечественных разработках новых препаратов и их зарубежных аналогах, динамике цен на лекарства, а также о феномене государственных аптек в интервью корреспонденту «Первой линии» рассказал руководитель Лаборатории гистологии и патоморфологии ЛДЦ МИБС им. С.М.Березина, профессор кафедры патологии Санкт-Петербургского государственного университета, главный научный сотрудник Российского научно-исследовательского нейрохирургического института им. А. Л. Поленова, член Президиума ассоциации патологоанатомов России, а также действительный член Международной Академии патологии, Дмитрий Евгеньевич Мацко.

– Дмитрий Евгеньевич, какие инструменты используют российские власти, чтобы помогать развитию отечественных медицины и биотехнологий?

– В этом году в Министерстве промышленности и торговли РФ создан научно-технический совет, который рассматривает проекты, поданные от компаний, научных институтов, вузов в рамках реализации программы «Фарма-2020». Это государственная программа, направленная на импортозамещение иностранных препаратов отечественными и развитие фарминдустрии в России. Сотрудники министерства проводят отбор проектов и представляют их на суд членов совета. Имеются проекты по клиническим и доклиническим испытаниям новых препаратов, проекты по «импортозамещению» и система подачи заявок на «технологические трансферы» новых лекарственных средств и технологий. Созданная за последние два года система видится вполне отлаженным механизмом и, на мой взгляд, может существенно улучшить ситуацию на отечественном рынке фармпрепаратов.

– Есть ли в России медицинское оборудование отечественного производства? Как известно, разработки были: к примеру, программа «Фундаментальная наука – медицине», в рамках которой отечественные физики разработали довольно много медицинских приборов. Вышло ли что-то из этого на рынок?

– Я меньше знаком с медоборудованием, чем с фармсектором. В Минпромторге есть отдельный НТС, посвященный этой проблеме. Вместе с тем скажу, что у нас есть хорошие разработки по радиодиагностическому комплексу – приспособления для наркоза. К сожалению, в большинстве случаев Россия сильно зависит от импорта.

– Привлекает ли Министерство промышленности и торговли РФ отечественный бизнес для производства медицинского и биотехнологического оборудования? Возможно ли в России заниматься этим бизнесом?

– Безусловно, привлекает. Необходимо расширить этот бизнес, создавая больше товаров для инвалидов, требующих специальной программы по импортозамещению. Эти продукты Россия может производить сама. Россия может также с успехом использовать свои лидирующие позиции в индустрии изотопов, контрастных веществ на их основе и детекторов.

– Что Вы думаете о перспективах развития фармпроизводства в России? В нашей стране постоянно проводятся клинические исследования, а новых патентов крайне мало. Как Вы оцениваете ситуацию?

– Практика такова, что сейчас наши крупные производители не столь богаты, как швейцарские, английские, американские и другие фармацевтические гиганты. В России изобретают новые препараты, порой даже проводятся клинические испытания, но после этого патенты попадают крупнейшим мировым фармкомпаниям.

Думаю, пока отечественные компании не дорастут до уровня международных, особых перспектив у них нет. В этом плане может оказать большую положительную роль создание фармацевтических кластеров, которое планирует осуществить наше правительство. Нахождение под одной крышей и под одним руководством изобретателей, испытателей и производителей субстанций и самих лекарственных препаратов, объединенных общей идеей и общей целью, может при политической и, главное, финансовой поддержке государства действительно привести к началу решения проблемы создания отечественных оригинальных лекарственных препаратов.

– Каким, на Ваш взгляд, должен быть правильный баланс между поддержкой отечественных разработок и закупками новейших аналогов из-за рубежа?

– Я уже говорил, что есть поддержка так называемых технологических трансферов, где речь идет о передаче технологий из-за рубежа на препараты разной степени готовности. И есть поддержка доклинических и клинических испытаний, доведенных до этой стадии отечественных препаратов. Я думаю, второе должно существенно превалировать. Например, соотношение 1:3 выглядит разумно. Но для этого надо существенно поднять уровень наших, отечественных биомедицинских исследований.

– Насколько ощутимо подорожали лекарства с начала года? Будет ли еще рост при нынешнем уровне доллара или основной пик подорожания уже позади?

– Цены на лекарственные препараты, которые не регулируются государством, полностью зависят от импорта, то есть от курса валют. Лекарства, которые производятся в России, на 90% состоят из импортных субстанций и производятся на импортном оборудовании. Поэтому заморозить цены на лекарства в настоящей экономической ситуации вряд ли возможно. Увы, цены, очевидно, будут расти в зависимости от роста курса доллара и евро.

– Сейчас правительство взяло курс на импортозамещение зарубежных товаров. Как с этим обстоят дела в фармацевтической отрасли?

– Курс на импортозамещение лекарственных препаратов взят уже с 2010 года. Сегодня статистика потребления лекарств следующая: 35% составляют иностранные, 65% – лекарства, произведенные в нашей стране. И большинство покупаемых лекарств – это дженерики. Весь мир живет сегодня в эпоху дженериков. На каждой упаковке и оригинального лекарства, и дженерика есть название действующего вещества – международного непатентованного наименования.

– Но ведь именно на дженерики – лекарственные аналоги от нераскрученных фирм – возлагаются сегодня большие надежды, не так ли? Предполагается, что они дешевле разрекламированных брендов...

– «Бренд» и «дженерик» не тождественные понятия. Бренд для производителей лекарств – это доверие, наработанное годами, это прежде всего технологии производства. Даже стоимость одного и того же дженерика может быть различна в зависимости от бренда производителя и торгового наименования.

Наиболее дорогие, конечно, это оригинальные препараты, поскольку в их стоимость входят все затраты на разработку и создание лекарства, которые защищены патентом. На разработку нового препарата уходят годы и огромные средства. А по истечении срока патента этот препарат начинают производить другие фирмы под различными торговыми наименованиями. Эти воспроизведенные копии и называются дженериками.

– Копия в данном случае менее эффективна, чем оригинал?

– Дженерики по своему терапевтическому эффекту идентичны оригиналу, но плюс в том, что они существенно доступнее по цене.

Действующее законодательство обязывает врачей выписывать препарат по действующему веществу. И сегодня мы все самостоятельно выбираем лекарство по этому действующему веществу по доступной для нас цене. Обращаясь в аптеку, нужно интересоваться, какие лекарства с этим действующим веществом есть в ассортименте, – это наше право. При ценах, различающихся порой в десятки раз даже на дженерики, эффект от применения одинаков.

Организовать производство дженериков можно гораздо быстрее, нежели вывести на рынок новый препарат. Но сегодня для нас одинаково важны оба направления.

– Сейчас снова заговорили о возрождении сети государственных аптек. По-вашему, это поможет удержать цены и как это отразится на отрасли?

– Государственные аптеки в стране есть и сейчас, хотя их мало. Но только увеличение количества госаптек, по-моему, не решит проблему ценовой доступности лекарств. Во-первых, на их создание и содержание нужны средства. Во-вторых, и государственные, и частные аптеки закупают лекарства у одних и тех же оптовых поставщиков, поэтому цены сегодня в государственных и частных аптеках одинаковы. Дешевые аналоги лекарств исчезают, потому что их промышленное производство нерентабельно. Государственное обеспечение лекарствами может быть реализовано только при госзакупках для аптек. В этом случае форма их собственности не будет иметь значения: достаточно определить тариф за одну реализованную упаковку препарата для аптек.

Но в предложении о создании сети госаптек оговорено, что они нужны для обеспечения населения наркотическими обезболивающими препаратами. Таких аптек в стране уже около трех тысяч. Среди них есть и частные. И эта социальная функция убыточна. Вот таким аптекам нужны преференции. А увеличение их количества не приведет к тому, что препаратов по льготе станет больше, поскольку все зависит от средств, выделяемых государством на эти цели.

Эдмунд ЖЕЛБУНОВ | 8 августа 2015
 просмотров: 368 | комментариев: 0
комментарии
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Cобытия
1 сентября студенческие билеты получили первокурсники бакалавриата и магистратуры института ...
Люди
Геолог и путешественник Сергей Демченко рассказал "Первой линии" о своих таёжных приключениях ...
Город
Четвероногие врачи несут службу в петербургском центре «Романтики» для детей с расстройством ...
Хай-тек
Откровенный разговор с астрофизиком о Боге, фантазии, душе и жизни после смерти ...