Информационно-образовательный портал
Всегда на Первой
17 октября 2017 г.
КАК ПЕРЕСТАТЬ «ПАРИТЬСЯ» И ПРОЖИТЬ БОЛЬШЕ «ДВУХ ПОНЕДЕЛЬНИКОВ

– Расскажите немного о себе?

– Меня зовут Денис, фамилию предпочту не называть. Родился в республике Коми, город Воркута. Прожил там, наверное, лет 30. Затем переехал в Москву, где мне, кстати говоря, совсем не понравилось, потом жил в Нижнем Новгороде. Год назад исполнил свою мечту – переехал в Петербург.

– Когда у тебя обнаружили СПИД?

– В 2006 году.

– Как вы «подцепили» его?

– Знаешь, история эта очень долгая и очень неприятная. Были трудные годы, их называли «нулевыми», после дефолта денег не было совсем, приходилось идти на крайности. Что, собственно, я и сделал. Мы с моими друзьями решили заняться немного нелегальным бизнесом. Ну как немного… Мы торговали наркотиками, начиная от самых простых, практически безвредных таблеток. Через время мы вошли во вкус и поняли, насколько легко можно доставать деньги, поэтому ставки с каждым днем росли. Чем крупнее товар, тем крупнее «бабки». В малых городах нечем занять себя, даже при наличии денег, знаешь ли. Так как мы постоянно «варились» в наркотиках, трудно было самому не начать употреблять их. Мы начали колоться героином. В какой-то момент огромное количество денег и наркотиков затуманило в глазах все. Я, наверное, даже не могу сказать, насколько долго это помутнение продолжалось, потому что я действительно потерялся во времени. Единственное, что тогда остановило нас, так это полиция. Взятие с поличным в тот момент, когда мы в очередной раз были под неведомой мешаниной смеси. Посадили всех, включая и меня. В тюрьме анализы сдают принудительно – это обязательный процесс. У меня результат оказался положительный. Знаешь, я подозревал. Для меня это не было супер шоком.

– Когда все выяснилось, вас начали водить к врачам. Сразу ли начали прислушиваться к ним?

– Знаешь, с врачами в местах лишения свободы все очень сложно в этом плане. Им, можно сказать, наплевать. Раньше инфицированных держали отдельно, потом вышло постановление, что они не столь опасны, и можно всех в одну кучу сажать. После этого отношение к больным усугубилось не в лучшую сторону. У нас был случай, когда парень с таким же диагнозом, как и у меня, пришел на прием к врачу с просьбой зуб вырвать да поменять. Ну, или хотя бы просто вырвать, а то ныл жутко. На что врач сказал: «Не пойму, зачем этот зуб сдался? Тебе, спидознику, тут осталось два понедельника жить, а ты о зубах думаешь, идиот!». Был еще случай, когда у друга тоже обнаружили СПИД, начали лечить и так далее. А потом при повторной проверке оказалось, что у парня вовсе нет инфекции.

– А эти врачи давали какие-то конкретные прогнозы, когда обнаружили у вас СПИД?

– Никакой врач тебе не даст точных прогнозов. Тем более в тюрьме. Просто есть статистика, что средняя продолжительность человека с таким диагнозом 10-15 лет. Но сейчас существует множество препаратов, поэтому, если вести здоровый образ жизни, конечно же, принимать эти препараты, прислушиваться к советам хороших врачей и постоянно проверяться, то можно спокойно прожить до старости. Вот я недавно сдавал анализы, у меня результаты почти идеальные, хоть я и болею уже 10 лет. Есть у меня знакомые, которые болеют дольше меня и при этом не принимают никакие препараты, и все у них замечательно. Просто болезнь сама по себе у всех протекает по-разному. Вирус от носителя к носителю мутирует. Мой организм вирус переносит вот таким образом, а если, не дай бог, кто-нибудь заразится от меня, то у этого человека вирус уже будет чуть-чуть другой. Именно поэтому врачи не могут придумать лекарство.

– Какие первые мысли посетили вашу голову, когда вы узнали, что больны?

– Сначала был шок – это естественно. Потом я все-таки начал осознавать в глубине души, что это был возможный вариант, потому что образ жизни был, мягко говоря, не очень здоровый. Но я не стал сильно зацикливаться на этом. Есть такие люди, которые очень сильно замыкаются в себе из-за болезни, все зависит от человека. Я не сталкивался с психологическими атаками, мне, наверное, повезло в этом плане. Сейчас я очень просто отношусь к болезни – смирился и живу с этим. Как говорится, «не парюсь». Часто бывает, что здоровые люди не всегда адекватно реагируют на наличие болезни. Некоторые просто по незнанию пугаются. Хотя у меня есть знакомые, которые живут вместе – «плюс» с «минусом», и у них все прекрасно. Есть и те, кто живет «плюс» с «плюсом» (оба зараженные). Семья хорошая, врачи дают стопроцентную гарантию здорового ребенка.

– Скажи, пожалуйста, а ваши родные и близкие знают о вашей болезни?

– Нет, не знают. Я бы не хотел их лишний раз заставлять волноваться. И так хватило.

– Кем вы сейчас работаете? Болезнь как-нибудь отразилась на вашей работе?

– Я занимаюсь кондиционерами и вентиляцией. Нет, не отразилась и на повседневную жизнь тоже не особо влияет. Просто приходится таблетки пить два раза в сутки, следить за здоровьем и проверяться – я считаю, что это не такое уж и сильное изменение. Люди, у которых нет СПИДа, тоже ведь должны следить за здоровьем и проверяться, правильно?

– Конечно. А скажите, есть ли у вас какие-нибудь «шутки» в своих кругах на тему болезни или же вы предпочитаете об этом не говорить?

– Нет, ну шуточки, конечно, всякие есть. Как бы тебе объяснить… (смеется)

– Черный юмор?

– Да, преимущественно. Просто есть же люди, которые знают о моей болезни, например, мой рабочий коллектив. Мы можем спокойно шутить на эту тему, начиная с «сейчас я тебя укушу, и ты заболеешь».

«Почему ты мне сразу не сказал?» – а тебе сразу скажешь, так ты убежишь

– Есть ли среди ваших знакомых те, кто тоже болеет? Поддерживаете ли вы с ними контакты?

– Да, есть. Мой хороший знакомый болеет. Кстати говоря, это именно он позвал меня к себе в коллектив. Я понял, что там уже знали о его болезни, поэтому мне скрывать тоже было нечего. Люди абсолютно спокойно отнеслись, сейчас вместе слаженно работаем – это приятно. Знаешь, я никогда не говорил о своей болезни тем людям, в которых я бы не был уверен. В процессе общения узнаешь, что от человека можно ожидать. Есть старые знакомые, которые до сих пор ничего не подозревают. Есть девушки, с которыми раньше общался, и они не были в курсе, так ведь только спугнешь, несмотря на сто процентную безопасность того, что я их не заражу. Лично для меня, да и для большинства больных мужчин, легче найти такую же больную девушку, чтобы не начинать этих долгих разговоров с длинными объяснениями. Приходится много тратить времени на то, чтобы подготовить девушку к восприятию информации. Начнешь чуть ли не жить с ней, тут и расскажешь, а она же может по-разному среагировать: «Почему ты мне сразу не сказал?» – а тебе сразу скажешь, так ты убежишь (смеется).

– Многие студенты боятся идти проверяться на ВИЧ. Действительно ли страшна проверка, как ее малюют?

– Вот очень зря они боятся. Надо идти сдавать анализы и быть в курсе. Чем раньше узнаешь, тем легче потом с этим справиться. Здесь же дело не только конкретно в твоей безопасности, но и в безопасности, например, твоей второй половины. Я сейчас пью препараты, и я уверен на все сто процентов, что никого не заражу. Потому что когда ты пьешь таблетки, препарат блокирует вирус в крови.

– Как вы относишься к группам «вконтакте», например, «Жизнь с ВИЧ»?

– Я думаю, это нужно. Люди могут спокойно пообщаться, спросить совет. Но иногда в таких группах появляются люди, которые не особо понимают, о чем пишут, и этим заставляют заблуждаться других. А это не есть хорошо. Порой даже приходится спорить с инфекционистами, особенно молодыми. Где их берут, по объявлению что ли? (смеется).

– Какие советы вы бы дали только что заболевшим людям, а какие здоровым?

– Только что заболевшим – советую поддерживать свое здоровье и, конечно же, не париться, не замыкаться в себе. Кушать, отдыхать, поддерживать режим и продолжать жить. А здоровым советую не употреблять наркотики и не спать с кем попало.

– Очень много стало проводиться волонтерских работ. Например, в СПбГУ проводится акция, направленная на здоровье сберегающий образ жизни, как вы к этому относитесь?

– На лечение СПИДа выделяется много денег, потому что терапия очень дорогая. У меня лечение бесплатное. Единственное, быть может, волонтеры могли бы привлечь внимание властей для дополнительного финансирования. Ведь число больных по стране в последнее время возросло. Очень много шума и пафоса. Я считаю, что пора каждому человеку самому себе задать вопрос: «Хочу ли я быть здоровым?». Если человек хочет, то он услышит. А завтра пойдет и сдаст анализы, как минимум. Если человеку наплевать на его здоровье и на здоровье тех, кто его окружает, в первую очередь, близких, то до него невозможно будет достучаться. Мой знакомый из Москвы запустил себя до такой степени, что его положили в капсулу, которая отделяла его от внешней среды, потому что любой микроб мог бы его попросту убить. У него было 7 иммунных клеток, то есть, иммунитета почти нет. Организм не сможет справиться с элементарной простудой. Последний раз, когда я его видел, у него было около 300 клеток. Парню повезло, врачи смогли вытащить его буквально «с того света». Но везет далеко не всем. Был у меня друг, который болел СПИДом с 2005 года. Ключевое слово «был». Я твердил ему ни раз, чтобы он пошел и сдал анализы, но тот не слушал. Он говорил, что он «избранный», что не умрет от болезни, что она его не сможет победить. Он действительно был в очень хорошей форме – крепкое подтянутое тело, большие мышцы, таких людей называют «шкафами». Да, у него действительно все было хорошо. А потом мне звонят и говорят: «Помнишь Мишу нашего? Помер». Если бы он занимался своим здоровьем, сдавал бы анализы, то все было бы нормально. Сейчас бы сидели с ним где-нибудь да болтали по душам, вспоминали бы времена былые и радовались тому, как сейчас жизнь наладилась. Вот так люди и умирают обычно. Живут себе, ни о чем не думают, а потом приходят к врачам, когда сами уже одной ногой «там». А ведь может быть уже поздно.

ФОТО: фотобанк torange.biz

Софья ЗИМА | 30 ноября 2016
 просмотров: 758 | комментариев: 1
комментарии
пишет Егор (1 декабря 2016 20:17)
И это вы называете интервью? Вопросы интервьюера построены ужасно (то на Вы, то на Ты; лексика "мне десять, как хочу, так и говорю"; а про шутки спросили, потому что больше нечего было спросить?), а ответы интервьюируемого настолько огромны, насколько это просто непозволительно делать. Зачем такое писать и, куда важнее, публиковать?!
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Cобытия

В этом году в программе Дней истории журналистики появился необычный научный семинар, ...
Люди

Большие и добрые глаза – это первое, что замечаешь при встрече с ...
Город
Четвероногие врачи несут службу в петербургском центре «Романтики» для детей с расстройством ...
Хай-тек
Об интернет-зависимости говорят уже давно – дети с малых лет проводят в ...