Информационно-образовательный портал
Всегда на Первой
17 октября 2017 г.
«МИНУС ОДНА ТРЕНИРОВКА – ПЛЮС ШАНС СДОХНУТЬ»

Прямой взгляд, шрамы на лице, татуировки на мускулистых руках, тяжелая походка и... отличное чувство юмора. Завоевав титул чемпиона Дальнего Востока по боксу, Константин Евлахов завершил спортивную карьеру. С «Первой линией» известный боксер поделился историей о своей работе – борьбе, ставшей для него жизнью.

– Наверное, тяжело быть спортсменом: режим питания приходится соблюдать, ничего себе не позволишь…

– Я никогда сам себя не насилую. Нужно уметь чувствовать свой организм интуитивно. Раньше я заставлял себя делать утренние пробежки, а лет десять назад пришел к выводу, что нужно жить в кайф и бегать тогда, когда тебе хочется. Я стал чемпионом Дальнего Востока по боксу, но так и не научился делать зарядку по утрам – меня это просто бесит.

– Ну, так можно и каждый день, просыпаясь утром, говорить: «Ой, что-то сегодня не хочется…»

– Да, верно! Здесь есть тонкая грань, главное – это самодисциплина. Другое дело было в 90-е: тут уже выживать на улице приходилось. Поэтому минус одна тренировка – плюс шанс сдохнуть. Это все-таки улица, не просто драки район на район. Мне тогда пришлось увлечься еще и ножевым боем, и стрельбой...

– Там вы понимаете, за что бьете человека. Но ведь на ринге вы деретесь и с приятелями. Как заставляете себя их бить?

– Бокс – это искусство боя, и ты относишься к нему как к работе. Тут не до таких мелочей. У меня есть хороший друг, с которым у нас было необычное знакомство. Прямо на ринге. Три раунда я его очень жестоко бил, у меня плечи все были в его кровавых соплях. И я помню даже, в конце боя между ударами я говорил ему: «Падай, падай». А сейчас мы хорошие друзья.

– Для обывателя это все-таки выглядит жестоко. Неужели в бокс приходят только такие, «железные» люди?

– Я сейчас тренирую двух мужчин. За полгода у меня уже научились маленько, хоть ударить кого-то могут. Ну а сначала… Смотрели на меня как на сумасшедшего. Я им говорил: «Людей надо любить бить, это должно вам понравиться». А еще давал советы: «На улице, например, прицел надо ставить на кадык, чтобы нейтрализовать. Если промахнетесь, попадете в челюсть». Рассказывал по опыту из армии, как лучше сломать шейные позвонки. А они на меня смотрели как на людоеда, это ужас!

– Так можно и всех клиентов растерять.

– Конечно, можно набрать 50 человек и зарабатывать. Как мне тренер другой говорит: «Да возьми их поставь, пусть они удар отрабатывают, бабки платят – и ладно». А мне это не интересно, я тренирую парней для себя, своего рода эксперимент провожу над ними. Я им даже говорю: «Вы у меня в журнале записаны как Особь 1, Особь 2». Шучу, конечно. Они еще сначала у меня спрашивали: «А во время боя надо в глаза противнику смотреть, да?» Ха-ха-ха! Насмотрелись китайских фильмов.

– Но укротители животных говорят, что нужно показать противнику, зверю, что ты главный.

– Хотел бы я посмотреть на человека, который бы мог медведя взглядом задавить! В лесу совсем другие ценности. Когда поживешь там пару дней, радуешься и «Дошираку», и «Сникерсу». Один раз в лесу съел енота. Я вообще их очень люблю, смотрю всякие передачи по телевизору, но есть-то хочется. Он, правда, ворону целую сожрал до этого, я его потрошил, видел.

– В лесу остаешься один на один с природой. Вы для этого ходите туда?

– Там по-другому мыслишь. У меня даже есть там одно место, где ни радио, ни мобильник не берет. Люблю сидеть там один, возле костра и думать. Может, я просто старый стал? А еще много всего интересного можно найти. В японской деревне, например, когда был, принес чашки для саке. Представляете, кто-то ведь пил из них сто лет назад! А один раз нашел склад армейский, там литература была, просто учебные пособия за 60-70 годы, а я очень люблю читать.

– У вас есть любимые книги?

– Я люблю такие, над которыми можно долго думать. Сейчас с большим трудом читаю дословный перевод Сунь-Цзы «Искусство войны», но ее каждый должен понимать и трактовать сам. Там есть много интересных мыслей. «Если долго сидеть на берегу реки, то можно увидеть, как по ней проплывет труп твоего врага». Это аналогично нашей пословице, что суета – это бег на месте. Не нужно сразу бежать и махать шашкой, ты просто делай свое дело и увидишь результат.

– У Сунь-Цзы есть и такое изречение: «Непобедимость заключена в себе самом». Что скажете?

– Да, все верно. Борьба с самим собой – это самое сложное. Мне, например, сразу вспоминается моя первая школьная драка. Это был мальчик старше меня, но я не особо его боялся. Мне мешал барьер: как можно ударить человека, ему же больно? Но я собрался, решился и ударил, и еще раз. А он побежал! Навсегда запомнил его фамилию – Тараскин. Это была победа не над ним, это было чувство победы над самим собой.

– Но бороться с собой ведь явно приходится не только во время драки.

– Конечно! По молодости это было проще. Я когда-то ходил в море на пароходе. А там матросы читали книгу и сказали, что у человека начинает останавливаться сердце в ледяной воде через пять минут. В общем, в итоге в январе я плавал в Охотском море. Матросы на меня смотрели, как на сумасшедшего. А я просто эксперимент решил провести – когда же у меня сердце начнет останавливаться? Проплавал 7,5 минут. Меня просто напугало, что подо мной 90 метров глубины. Мне тогда было лет 26, голова еще не соображала.

– Может быть, от своего тренера научились смелости?

– Нет, я никогда не брал его в пример. У него своя судьба – Олимпиада 80, ссылка на какой-то паршивый Сахалин. Со столицы попасть сюда по распределению… Он здесь пить начал. Это был очень хороший, мягкий человек, но когда я был ребенком, я спрашивал себя: «Чему этот злой дядька может меня научить?» Он иногда мог и мячиком по голове дать. Но один раз он меня спас в 90-е. Я тогда прилично на тренировке рожу начистил одному парню, и меня на выходе из спортзала уже на тачках поджидали. А тренера они уважали – он со многими занимался в городе, и с бандитами, и с коммерсантами.

– С тренером понятно. Но ведь у каждого есть идеалы, к которым хочется стремиться, особенно в детстве. У вас были такие люди?

– Это как мои детские мечты. Я хотел быстрее всех бегать, поднимать неимоверные тяжести, но в то же время хорошо драться и быстро плавать. Но нельзя так. Нет идеальных людей, но у многих есть качества, которые иногда хочется перенять. Для меня это умение держать слово и быть сильным.

– Вы и до этого говорили, что во время боя не нужны эмоции. Неужели только физическая сила важна?

– Проигравшего сразу видно, от него идет какая-то особая энергетика на уровне интуиции.

– Вы хотите сказать, что исход боя можно предугадать заранее?

– Нет, предугадать ничего нельзя. Бывает, что молодой, корявый, а как кинет свою корягу, не помнишь, как на полу оказался. Но иногда приходят люди тренироваться, а для чего – не понятно. У бойца должен быть инстинкт хищника. Он должен идти на ринг, чтобы кусок мяса растрепать. Что-то должно быть первобытное в человеке.

– Да, например, Александр Карелин именно такой. Когда я разговаривала с ним, я спросила, где он хранит свои медали. А он ответил, что они все свалены в кучу в ведре, которое стоит в шкафу. А у вас награды стоят на видном месте?

– Да ну, это как надо себя любить, чтобы приходить домой, как в музей. Да и надоест это все. Есть у меня такой чемоданчик, лежит где-то на полке. Иногда приятно в одиночестве открыть эту коробку и посмотреть, там у меня и фотографии все, плакаты, которые со спортом связаны. Обидно, правда, понимать, что столько времени прошло. Нам ведь всем рано или поздно приходится сыграть в ящик. Смотришь на того молодого красавчика, как он дрался и даже завидуешь. Конечно, сейчас другие достижения, найду, чем заниматься. Главное – не сидеть на месте. На байке, например, гоняю.

– Да, в этом спорте можно неплохо развиваться. Как относитесь к «Ночным волкам»?

– А мы приезжали в Москву с Сахалина как филиал «Ночных волков». Там и с Хирургом познакомились. А москвичи потом к нам в гости приехали, мы-то жили понятиями – байк, свобода, воля.

– Помните свою первую поездку?

– Это было в 13 лет. В 12 на бокс пошел, а в 13 очень хотел мотоцикл. Отец подарил мне «ИЖ-Юпитер 2». Он восемь лет простоял в огороде, почти сгнил, и я все-таки решил его завести. В апреле начал, а в ноябре уже закончил.

– Наверное, страшно было в первый раз?

– Да это вообще непередаваемо. У меня мотоцикл завелся в час ночи. Я на него прыгнул, как дал гари! Я несся ночью, звезды, свобода, и не знал, что у меня генератор не работает. Летел я на одном аккумуляторе, улетел километров за десять, в лес. И там он у меня заглох и до утра я его пихал обратно. Допихал до города, оставил на даче у родной бабушки до утра. Потом сам пришел, разделся и упал спать. Вот это была моя первая поездка на мотоцикле. Но счастья у меня было столько, что просто мама не горюй.

– На Сахалине есть традиция – устраивать мотопробег в честь 9 мая. Обычно участвуете?

– Нет, мне гораздо интереснее кататься одному.

– В Великой отечественной войне нам помогло то, что за нами была правда. Согласны, что это лучшая мотивация для боя?

– Конечно, это бесспорно. Это жуткая мотивация. Самый страшный человек – это тот, у кого не осталось ничего. Когда ты борешься за свое Отечество, за свой дом, тут мотивация бесспорная – ты будешь зубами грызть. Поэтому и выиграли мы эту войну, поэтому голодали. Злость, я думаю, у людей была неимоверная. Патриотизм? Люди не любили власть, они за свою землю дрались.

ФОТО из личного архива героя

Елизавета ИВАНТЕЙ | 4 июля 2017
 просмотров: 165 | комментариев: 0
комментарии
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Cобытия

В этом году в программе Дней истории журналистики появился необычный научный семинар, ...
Люди

Большие и добрые глаза – это первое, что замечаешь при встрече с ...
Город
Четвероногие врачи несут службу в петербургском центре «Романтики» для детей с расстройством ...
Хай-тек
Об интернет-зависимости говорят уже давно – дети с малых лет проводят в ...