Информационно-образовательный портал
Всегда на Первой
26 июля 2017 г.
«МНЕ ТОРОПИТЬСЯ НЕКУДА. Я ВСЮ ЖИЗНЬ ЖДУ ЧЕГО-ТО…»

Огромный город. У всех свои заботы, проблемы, мысли. В этой суете иногда бывает сложно заметить людей, которые живут рядом с нами и ждут хоть немного внимания. Осторожно, двери закрываются. Следующая станция – «Одиночество».

«Закрыто тут, вы что, слепые?!» – слышится у метро «Невский проспект» каждый будний день с 16:15 до 18:30. Вестибюль на вход закрывается в это время из-за чрезмерного пассажиропотока. И вот уже 2 года сюда приходит пожилая женщина в старом пальто болотного цвета и растрепанными седыми волосами. Городская сумасшедшая? Попрошайка? Или просто одинокий человек? Чтобы узнать, достаточно просто поговорить.

– Что это такое, не попугай я! – повторяет она раздраженно, пока я притворяюсь обычной туристкой. – На «Гостиный двор» идите, вон туда… Черт его знает, почему они замок этот вешают, перерыв у них уж очень большой – работать не хотят!

– Почему вы тогда сами не пойдете к подземному входу? Я вас тут еще с лета встречаю.

– Да я школьную подругу жду. Мы с ней договариваемся, а она все не приходит. Уже 2 года. Но мне торопиться некуда. Я всю жизнь жду чего-то…

Услышав вопрос: «Как вас зовут?», она наконец-то поднимает голову и смотрит на меня растерянно. Как пройти спрашивают постоянно, а вот имя – нет. Наталья Федоровна (так зовут женщину) действительно приходит к станции каждый будний день. Похоже, она и сама до конца не понимает, почему ее сюда тянет, и теперь уже называет новую причину:

– Дурная привычка! С 1966 года мимо все хожу, заглядываю. Я здесь работала недалеко, в Институте растениеводства. Потом сократили. Но они до сих пор, как защитят свои диссертации, звонят, мол, еда с банкетиков осталась, приезжай, забирай!

Во время нашей беседы Наталья Федоровна свой пост не оставляет. Одного прохожего еще на лестнице остановит и развернет, другим даст постучаться в запертые двери. Но все равно каждому ответит и покажет дорогу. Спасибо ей говорят далеко не все. Видимо думают, что это обязанность у нее такая.

Желая уйти от городского шума, я предлагаю «хранительнице закрытого метро» угостить ее чаем.

– Какой чай? Ты с ума сошла?! У тебя коко есть? – спрашивает она так, словно предлагать ей чай было оскорблением. – Коко – это кофей. Я как его нахлещусь, так ко мне подходят, спрашивают пьяная ли. Я всю правду и говорю: пьяная! А люди теперь такие, что юмору не понимают. Эх, жизнь моя, хорошая и нехорошая...

По пути в кафе моя собеседница неожиданно останавливается и резко ударяет меня в плечо.

– Больно? А я ничего не чувствую. У меня половина тела парализована с трех лет. Толкну – мне-то ладно, а вот тебе бо-бо будет, – Наталья Федоровна закатывает штанину, показывая свою синюю ногу. – Клещ укусил – и часть тела как мертвая. Я из-за этого и высшее образование не получила. У меня, парализованной, мечта была: хотела в облаках летать, стюардессой или летчицей стала бы! Не удалось. Мечта моя...

– Раз не карьерой, то вы семьей, наверное, занимались?

– Какая там семья… Помню забеременела, испугалась. Я ж не знала, перейдет ему это состояние парализованное или нет. Сделала аборт. Потом сказали, что был бы здоровый парень. А так могло сыну 48 лет в этом году стукнуть…

Она задумалась и долго молчала. Потом, снова заметив меня, поднесла ко рту кружку с давно закончившимся кофе и продолжила:

– Я юная в гостинце «Ленинградской» подрабатывала. Был там один Витька-Васька, так я его звала. Милиционер. Мы когда знакомились, я прямо говорила, чтоб искал себе здоровую девку. А он все бегал за мной. Теперь видела его недавно на станции, – расплывается в беззубой улыбке. – Мой усатый-полосатый растолстел.

Несмотря на то, что пенсия у Натальи Федоровны маленькая, просить деньги ей совесть не позволяет:

– Однажды студент подошел, стал десятку сувать в мою скрюченную руку. Так я его послала вон. Никогда не беру! Сама проживу как-нибудь.

Со своего поста добрую помощницу никто не выгоняет. К ней привыкли все, даже полицейские.

– Ой, эти в фуражках захаживают иногда сюда. Был тут один в погонах, говорит: «Бабуля, сделайте себе зубы!» А я не буду. Если клыки вставлю, то вообще сгрызу же их всех, школьников! (смеется)

Школьниками Наталья Федоровна называет всех людей и имеет на то веские причины:

– Они по-настоящему ни в чем не разбираются, только дерутся и на красный светофор бегают. Всем бы двойки за жизнь поставила, а себе три с плюсом!

– У вас здесь все знакомые и друзья теперь?

– Всякие. Подходил тут даже знакомиться один. Заливает, что мне 71 год и не дашь. Позвала его на Обводный канал гулять в час ночи. Так испугался. А я туда часто хожу, детство свое вспоминаю. Я же как раз после войны родилась, забрела там в ближайший лесок, а в нем на деревьях дети висят в петлях. До сих пор помню…

Иногда очень сложно определить, где в биографии постовой Невского проспекта заканчивается правда и начинается выдумка. Все люди хотят оставить как можно более яркий след. Иногда даже ярче, чем он был на самом деле.

– Ты это, запиши мой номер и адрес, – говорит она на прощание. – Позвони, коли соскучишься. А если нет – насильно мил не будешь. И заходи, как свободна будешь. Я свою подругу все равно жду, тебя теперь тоже ждать буду…

ФОТО автора

Дора МИЛЬЧИНА | 11 июля 2017
 просмотров: 64 | комментариев: 0
комментарии
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Cобытия
13 и 14 апреля в Санкт-Петербургском государственном университете пройдет Международный ...
Люди
Огромный город. У всех свои заботы, проблемы, мысли. В этой суете иногда ...
Город
Честно говоря, я чистоту люблю даже слишком. Во всех моих сумочках обязательно ...
Хай-тек
Обозреватель «Первой линии» отправился в очередную командировку. На этот раз – чтобы ...