Информационно-образовательный портал
Всегда на Первой
15 ноября 2018 г. г.
ЦЭ ЕВРОПА?

Истории двух западных украинцев, уехавших на заработки в Россию и ЕС

Україна - це Європа. Почти. В прошлом году Евросоюз ввел безвизовый режим для украинцев. По словам президента Петра Порошенко, этот шаг поможет стране «порвать с советским прошлым». Но как обстоят дела на самом деле? Сегодня мы поговорим о судьбе двух людей, которые в поисках заработка отправились в разных направлениях: один – на Запад, а другой – на Восток. Знакомьтесь: Катерина и Роман Биленко, брат и сестра из села Верхнее Гусиное Львовской области.

«В России хотя бы с работодателем можно объясниться»

Катерине чуть за пятьдесят. Большую часть жизни она провела в Львовской области, работая фармацевтом. Эта невысокая, хрупкая женщина всю себя посвятила воспитанию дочери, которую растила одна после развода с мужем.

В 1990-е, после распада Советского Союза, с работой было тяжело. Денег часто не хватало, большая их часть уходила на содержание ребенка – девочка тогда только пошла в школу. Катерине, чем могли, помогали родители и брат, который, будучи еще студентом, подрабатывал строителем у какого-то политика. Питались часто только тем, что родители выращивали у себя на огороде.

Тяжелые времена прошли. Дочь выросла и стала думать о поступлении в университет, захотела стать юристом. Тогда, в 2009 году, подсчитав стоимость обучения и проживания дочери в Киеве, Катерина поняла, что на свою нынешнюю зарплату она рассчитывать не может и надо ехать туда, где можно заработать.

– Выбор у меня сразу пал на Россию, – рассказывает женщина. – У нас в регионе часто уезжают в Польшу или Венгрию, но я не видела смысла. Языка я не знала, даже по-английски почти ничего не понимала. Кому я там нужна? В России хотя бы с работодателем можно объясниться.

В том же году она уволилась и переехала в РФ. Временно устроилась няней в многодетную семью, ожидая, пока подвернется возможность найти работу по специальности. Зарплаты хватало на оплату счетов за образование, общежитие и карманные расходы дочери, помощь старым родителям с невысокой пенсией, да еще и оставались деньги, которые Катерина стала откладывать на покупку квартиры. Через год она уволилась и устроилась на работу няней снова, в другую семью. Поиски работы по специальности она вскоре бросила.

– Идти работать няней я боялась, - вспоминает Катерина. – Мне казалось, что меня будут принимать за человека третьего сорта, как, например, уборщицу или кого-то вроде того. А ведь именно поэтому я не хотела в Европу. Я была уверенна, что это временная мера, пока не устроюсь фармацевтом. Но, по истечению испытательного срока мне предложили зарплату в пять раз выше, чем была у меня дома, на Украине!

Сейчас Катерина живет с семьей, в которой работает уже седьмой год, и с гордостью показывает фото своих воспитанников брату и дочери, когда приезжает домой. Пару лет назад ее работодатели ездили в Европу на отдых. Катерине визу не дали, после чего ее русская семья сделала для неё российский паспорт, чтобы таких проблем больше не возникало.

– Зря старались, – шутит теперь женщина. – Хотя я во время их поездок предпочитаю брать отпуск.

Дочь Катерины окончила университет и тоже переехала в Россию, поселилась в купленной мамой квартире и пытается строить карьеру.

– Иногда я думаю о том, что будет, когда дети вырастут и мои услуги будут больше не нужны, - завершает свой рассказ Катерина. – Порой мне кажется, что смысла возвращаться на Украину мне уже нет. Дочь здесь, жилье – тоже. Но иногда я скучаю по родным местам. Кто знает, как сложится жизнь?

«Зарабатываю раза в три больше, чем в Украине, когда реставрировал иконы»

Роман – младший брат Катерины. С детства у него проявился талант к рисованию.

– Вообще, только и занимался тем, что рисовал, – вспоминает он. – В школе учился из-за этого не очень хорошо: не поощрялось у нас почему-то развитие творческих способностей. Учитель по математике, любивший между делом оскорбить кого-нибудь из учеников, порвал как-то раз мою тетрадку с набросками. И сказал: «На заводе тебе твои каракули не пригодятся».

Роман на завод и не хотел. Несмотря на плохую успеваемость, он все же более-менее успешно сдал выпускные экзамены и смог без проблем поступить в институт декоративно-прикладного искусства. Его учеба пришлась как раз на тот самый тяжелый период середины 1990-х. В то время он совмещал учебу с работой строителем. Зарплаты и стипендии более-менее хватало, чтобы прокормиться самому и помочь сестре и родителям.

– Учиться мне нравилось, – говорит Роман. – Я поступил на «монументальные искусства» и с первых дней понял, что не прогадал. Мне сразу стало понятно: хочу заниматься этим всю жизнь. Конечно, иногда было сложно: отработав смену, садился дома лепить эскизы или заниматься росписью, чтобы на следующий день предъявить их преподавателю. Они у нас были хоть и добрые, но строгие – не забалуешь. Зато семье помогал.

В университете он нашел не только свое призвание, но и любовь всей жизни – свою будущую жену Наташу, которая училась на художника. Окончив университет, они оба переехали к родителям Романа в Верхнее Гусиное. Она устроилась учительницей в школу в соседнем поселке, а в свободное время продолжала рисовать картины на продажу. Он же, следуя своему призванию, ездил по всей стране на реставрационные работы. Вскоре они начали снимать собственное жилье. В середине 2000-х в семье с разницей в год появились дочь и сын.

Спокойной жизни конец пришел в 2014, когда грянул Майдан. Не до художеств стало стране – и число работающих реставраторов резко сократилось. Картины, и без того продававшиеся не так часто, вообще перестали покупать. А зарплату в школе часто стали задерживать, а иногда и вовсе не платили.

– Одно дело, когда ты сам по себе, другое – когда у тебя дети, – говорит Роман. – В таких ситуациях кризис бьет куда сильнее.

Потеряв стабильный доход, мужчина начал активно искать хотя бы какой-то заработок. Семья снова переехала в дом престарелых родителей, жили по большей части на деньги, присылаемые сестрой и племянницей из России. Главной задачей стало обеспечить детей – о себе Наталья и Роман думали в последнюю очередь.

– Сложно представить, как на ребенке сказывается неожиданный переезд из квартиры, где у каждого была своя комната, в дом, где спать обоим приходится на диване в гостиной, а туалет находится на улице. Интернет плохой, да и электричество постоянно отключают, – рассказывает мужчина.

В тот момент Роман по примеру старшей сестры задумался о работе за границей. С английским языком у него отношения сложились более-менее хорошие – на третьем курсе университета он посещал специальные занятия.

– В школе нам английский преподавали из рук вон плохо, хотя тогда я думал, что это просто я «тупой», - вспоминает Роман. – Оказалось – нет, я освоил язык на достаточно неплохом уровне где-то за три года. Эта «суперспособность» мне потом очень пригодилась.

Посоветовавшись с женой, он решил отправиться на поиски счастья в Венгрию.

– С моей учебы в университете прошло двадцать лет и вот он я, сорокапятилетний мужик с туристической визой, без разрешения на работу, вкалываю на стройке загородных домов. Пусть и в Европе, но я вернулся к тому, чем занимался в универе, – к мелким неофициальным подработкам, - описывает свой 2014 год Роман, не скрывая разочарования.

В Венгрии наш герой работал на постройке загородных домов. Условия жизни были не лучшие – общежитие, где пятнадцать человек жили в одной комнате; питание, состоящее в основном из лапши быстрого приготовления; страх, что привлекут к ответственности за нарушение визового режима. Конечно, позже дела пошли на лад: хотя он и не раз превышал лимит нахождения на территории ЕС по визе и работал без нужных документов, его ни разу не поймали. Потом через общих знакомых нашел заказчика на декорирование комнаты, потом еще одного.

Через год «пахоты» на стройках он нашел место, максимально приближенное к его специальности – стал заниматься оформлением помещений: расписывает стены, изготавливает лепнину, на заказ делает бюсты и статуэтки. Иногда ему удаётся найти клиентов, которые заказывают его жене картины.

К отмене виз Роман относится спокойно:

– У меня была рабочая виза, так что единственный плюс для меня в том, что теперь жена с детьми смогут приезжать сюда ко мне, когда захотят. Ну, и когда деньги на это будут, разумеется. Если бы я до сих пор был строителем, я бы, конечно, напрягся: представляете, сколько молодых ребят сейчас сюда поедет в поисках работы? Жуткая конкуренция, плата за работу резко упадет. Вряд ли их остановит ограничение в 90 дней. Иногда еще думаю: вдруг повезет и все уедут работать сюда? Я бы домой вернулся, хотя здесь, расписывая стены в ресторанах, я зарабатываю раза в три больше, чем в Украине, когда реставрировал иконы. Ну, так «цэ ж Европа» – тут везде другие деньги.

Маргарита ЛАРИОНОВА | 8 февраля 2018
 просмотров: 303 | комментариев: 0
комментарии
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Cобытия
CобытияСтудентка и выпускница Высшей школы журналистики и массовых коммуникаций СПбГУ стали ...
Люди
ЛюдиКорреспондент «Первой линии» встретилась с одним из лидеров бардовского движения 1960-х ...
Город
ГородПрошло три месяца с момента пожара в торгово-развлекательном центре «Зимняя вишня» в ...
Хай-тек
Хай-текИгорь Гришечкин – концепт-шеф ресторана CoCoCo, принадлежащего Матильде и Сергею Шнуровым. ...