English

Информационно-образовательный портал

Музыка как цель и смысл

В мае 2020 года музыкальный мир празднует 180 годовщину со дня рождения Петра Ильича Чайковского. Операми и балетами гениального русского композитора наслаждаются миллионы людей во всём мире. Сотни тысяч играют его фортепианные концерты, поют романсы и танцуют балетные партии. Однако только единицы обладают достаточным талантом, чтобы покрыть весь инструментальный, вокальный и хореографический репертуар Чайковского в одиночку. Ученица Натальи Дудинской и профессиональная балерина Нэтэниэль Качуровска исполняет и то, и другое и третье.

Почти 40 лет она живет в общежитии харьковского университета искусств. Крохотная, в десять квадратных метров комната заменяет ей концертный зал. В 2013 году Нэтэниэль Иоанновна стала выкладывать в YouTube видеоролики, в которых она играет на фортепиано, поёт и исполняет балетные па на самодельном станке. Балерина и пианистка с «природным меццо-сопрано» рассказала корреспонденту «Первой линии» о том, куда приводят мечты, каким несправедливым бывает театральное закулисье и почему племяннице директора Большого театра оказалось негде жить.

«В первую очередь я пианистка!»

Я всегда понимала, что меня не признают бесплатно. Если кого-то называют «гением» или «вундеркиндом», значит, этот человек заплатил столько, сколько это слово стоит. В середине 1980-х мне закрыли путь во все советские театры, и я назло завистникам стала гастролировать в интернете. Сейчас я совершенствую себя как певицу и пианистку, изучаю языки и занимаюсь только тем, что мне интересно. Вы спросите, счастлива ли я? Если я живу в своём мире и никто не может у меня его отнять, то, наверное, я счастлива. Бог мне дал всё в жизни, кроме богатых родителей и денег.

– Вы родились в Баку, но ни для кого из вашей семьи Азербайджан не был родным. Как так получилось?

Мои родители оказались в Баку только после войны. Папа происходил из кубанских казаков, родился в станице Упорная Краснодарского края. В 16 лет он попросился добровольцем в Красную армию. После прохождения курсов в военном училище его отправили служить на Кавказский фронт в ракетные войска Азербайджанской ССР. Мама рассказывала, что она родилась в Омске в богатой семье белого офицера. Её отец, опасаясь преследований после революции, бежал с женой и детьми сначала в Саратов, а потом на юг страны и осел в городе Евлах. В 24 года мама поступила в институт иностранных языков в Баку, где познакомилась с папой и вышла за него замуж.

– Какие у вас были отношения с родителями?

Я не могу вспомнить, чтобы в детстве мама хоть раз меня обняла, поцеловала и сказала «Доченька моя, я люблю тебя, с днём рождения». Родителям было совершенно не до меня. Мама училась, папа служил. Воспитывала и окружала заботой меня крёстная мать. Она была оперной певицей, которая переболев в войну туберкулезом, потеряла голос. Крёстная привила мне любовь к музыке – мы вместе часто ходили в театр, на её домашнем рояле я училась играть первые гаммы.

1959 год. Нэтэниэль Качуровска с родителями.

– Чьим решением было отдать вас в музыкальную школу?

Скорее, моим собственным. У меня была подруга детства Верочка, которая хвасталась, что играет на фортепиано. Мне тоже хотелось учиться в музыкальной школе и быть не хуже Верочки. У нас дома было пианино, мама на нём прекрасно играла, но меня она почему-то ни разу рядом с собой за инструмент не сажала. Я пришла в приёмную комиссию, не зная практически ничего о музыке. Я и по-русски-то плохо говорила. Моя бабуля Ядвига с рождения со мной говорила только по-польски. Перед собравшимися педагогами у меня задрожали колени, я не могла ни спеть, ни нахлопать ритм. Мама поняла, что начинать учить меня музыке нужно было ещё дома. Она наняла педагога, с которым я интенсивно занималась перед тем, как поступить в музыкальную школу на следующий год.

– В вашей трудовой книжке в графе «профессия» указано «балерина», но в одном из своих видео вы говорили, что в первую очередь считаете себя пианисткой. Почему?

Такой трудовой книжки даже Плисецкая не имела, чтобы в ней было написано не «артистка балета», а «балерина», как у меня. Чтобы оправданно получить это звание надо перетанцевать все классические балеты, а я в свой первый театр сразу балериной пришла! (Смеётся) Но дело не в этом. Фортепиано, голос и хореография для меня едины. Я не могла бы только играть, только петь или только танцевать. Фортепианное исполнительское искусство мне действительно особенно близко. Моя крёстная настаивала, чтобы я училась играть не одну-две пьесы, которые задавали в музыкальной школе, а прорабатывала весь сборник. Так вырастают настоящие пианисты.

– Вы учились в музыкальной школе по классу фортепиано или также изучали вокальное искусство?

В те годы я знала только несколько старинных романсов, которые на праздниках пела моя крёстная мать. Она объясняла мне как держать дыхание и правильно открывать рот, но никогда не слышала моего пения. – До 18 лет бесполезно ставить голос, Нэти, – говорила она мне. Внезапно она в свои 53 вышла замуж и ей стало не до меня. Я – самоучка, которая поставила и развила меццо-сопрано самостоятельно.

Начало обучения в хореографической студии при Бакинском Доме офицеров.

– Как вы совмещали музыкальную школу с хореографическим училищем, при этом получая хорошие оценки в обычной школе?

Меня не принимали в обычную школу, потому как у меня не было оформленного свидетельства о рождении. Но я посещала балетную студию при Доме Офицеров, куда однажды отбирать талантливых детей пришла заслуженный деятель культуры Азербайджана Ирина Давыдовна Кагарлицкая. Она была ведущим педагогом-репетитором Азербайджанского театра оперы и балета имени Акундова, которая также преподавала в хореографическом училище. Я настолько понравилась ей, что одну меня из студии она выбрала себе в ученицы. Меня зачислили во второй класс, и ассистентка Ирины Давыдовны каждый день занималась со мной индивидуально по вечерам, чтобы подтянуть технику и устойчивость. Меня стали готовить к международному конкурсу с вариацией Одетты из «Лебединого озера». Внезапно Кагарлицкая умерла, подготовка к конкурсу для меня завершилась. Её класс достался народной артистке Лейле Ханум Векиловой. Она стала вымещать на мне свою ненависть к Ирине Давыдовне, которая преподавала по системе Вагановой. На занятиях она меня не замечала, а если замечала, то называла то дылдой здоровой, то дурой.

– Как вам удавалось переносить это?

В хореографическом училище дисциплина должна быть железной, и педагогу слова сказать нельзя. Нас могли даже по руке или ноге ударить для пользы дела. При этом по общеобразовательным предметам я училась на «отлично». Полноценная школа, кстати, находилась при хореографическом училище.

– Вы когда-нибудь интересовались у родителей почему они назвали вас таким редким именем?

В 13 лет, когда я оформляла отсутствующее свидетельство о рождении, я сама назвала себя Нэтэниэль. При рождении мама дала мне имя Стэла. Папа этого не знал, ведь в это время он поднимал целинные земли. Когда через год он вернулся в воинскую часть и услышал моё нерусское имя, то устроил скандал.

«Если балерина, то только в Большом театре»

Поступив в хореографическое училище я думала о том, чтобы моё имя красиво смотрелось на афишах. Я ставила себе цель: если быть балериной, то только в Большом театре. Если учиться, то только в академии русского балета имени Вагановой в Ленинграде. В семнадцать я подала туда документы. Вместе со мной в потоке поступающих оказались дети Мариса Лиепы. Увидев их, я поняла, что у меня мало шансов и совсем нет связей.

– Когда вас не взяли, вы вернулись в Баку. Зачем, если вы не любили ни родителей, ни хореографическое училище?

Мне некуда было деться. Я держалась за музыкальную школу, ведь балет – дело ненадёжное. Понимала, что мне нужно доучиться, чтобы иметь профессию и оторваться от родителей, самой в конце концов зарабатывать деньги. Я вернулась и в хореографическое училище. С 10 сентября 1975 года наша молодая балетмейстер Наиля Назирова оформила меня стажёром балета Азербайджанского оперного театра, как лучшую ученицу для того, чтобы взять в кордебалет своей постановки «Покорители Каспия», с которой мы выступали на XXV съезде КПСС. Ни моя преподавательница Векилова, ни балетмейстер Азербайджанского оперного театра Алмасзаде меня не любили, почему в выпускной постановке мне не достался сольный номер. Тогда педагог по характерному танцу поставил мне и моему партнёру Александру Куркову (в 1987–2007 гг. ведущий солист Мариинского театра) два танца: Цыганский танец из балета «Дон Кихот» и Венгерский танец на пуантах из балета «Раймонда».

Александр Курков и Нэтэниэль Качуровска исполняют Венгерский танец Глазунова. Костюм для выступления балерина сшила сама. Баку, 1976 год.

– А как вы попали в Большой театр?

Анна Алиевна Касимова-Шароева, мой педагог из музыкальной школы, увидев как я блестяще танцую, захотела помочь. После выпускного в хореографическом училище, она сняла трубку и набрала не кого-нибудь, а Венедикта Александровича Бони, директора Большого театра СССР. Я приехала к нему домой в Москву с рекомендательным письмом из Баку, меня тепло приняли и на следующий день Венедикт Александрович вручил мне выписанный своей рукой бессрочный пропуск в свой Большой театр. Чужих туда не пускают, но для меня сделали исключение. Коллектив театра считал меня племянницей Бони, и я занималась в классах Большого с примами и смотрела балеты из-за кулис и даже из директорской ложи.

В архиве Нэтэниэль Иоанновны до сих пор хранятся поздравительные открытки от директора Большого театра Венедикта Бони.

– Бони был готов принять вас в кордебалет, но официально вы никогда не числились в труппе Большого театра. Почему?

Я числилась артисткой в Азербайджанском театре оперы и балета, а в Большом без московской прописки работу получить нельзя. Главный балетмейстер театра никогда не утверждал состав того или иного балета. Списки ему приходили сверху. Никакая другая выпускница хореографического училища в Советском союзе не мечтала попасть в Большой театр, а я занималась там у Асафа Мессерера в мужском классе солистов вместе с Майей Плисецкой! Сразу после занятия у Асафа Михайловича я шла на занятие к Галине Петровне Петровой (в 1933–1953 годах солистка Большого театра, а с 1953 – прославленный балетный педагог-репетитор). Я проходила в Большой театр через служебный вход около полугода, пока Венедикт Александрович не сказал, что «договорился насчёт меня» и дал какой-то адрес.

Об учёбе у Дудинской

Бони решил, что раз я не ищу себе жениха с квартирой в Москве, то мою жизнь придётся устраивать по-другому. Оказалось, что он договорился с чиновником из Министерства культуры СССР. Со второго семестра меня зачислили в класс усовершенствования балерин Натальи Дудинской в Вагановской академии. Меня не приняли туда в первый раз, но в 1980 году я стала полноправной ученицей без всяких вступительных испытаний и просмотра.

– Почему вам не выдали свидетельство об окончании Вагановской академии?

Я проучилась у Натальи Михайловны до конца учебного года. Она была хорошим педагогом. У неё в классе все делали минимум 48 фуэте. Если ты делал 32, то тебя не считали за человека. Четырёх месяцев, конечно, было недостаточно для усовершенствования техники. Я обратилась к чиновнику из министерства, который помог мне устроиться в Академию. Просила разрешения оставить меня у Дудинской ещё на год, но свидетельство об окончании класса усовершенствования мне не выдали, так как я не подписала обходной лист и не сдала «государственные вещи». Им нужна была уважительная причина, чтобы оставить меня без документа. В паспорте у меня была прописка по адресу Академии Вагановой на Зодчего Росси, 2, где я прожила всё лето, а в сентябре уже была готова продолжать обучение с протекции Министерства.

Испанка в «Дон Кихоте», 1984 год.

– Как вы попали во Львовский театр?

Оказалось, что первые четыре месяца обучения в Вагановской академии мне оплачивал Минкульт. Дальше платить было некому, но своей настойчивостью я смогла решить и это. Меня зачислили во Львовский академический театр оперы и балета, который согласился платить Академии за мое обучение при условии, что я вернусь к ним в труппу ведущей солисткой. Прошёл год. На сцену Львовского театра я так и не вышла, хотя их главный балетмейстер Герман Исупов обещал мне в новом сезоне роль Принцессы Авроры в балете “Спящая красавица”. В 1981 году театр закрылся на капитальный ремонт, но был готов оплатить мне занятия в Академии Вагановой. Но на этот раз они ответили жёстким отказом. Моим родителям ещё до этого в Баку приходило письмо от имени замдиректора. – Нэти высокомерна, высказывает суицидальные мысли, отношения с коллективом у неё не складываются, – писали они моему отцу и просили забрать меня, но он не поверил клевете.

– Как получилось, что уже 40 лет вы живёте в Харькове?

После Вагановской академии с моими данными я могла бы работать в Кировском (Мариинском) театре. Они были согласны взять меня в труппу, если я выучу и станцую любой балет в любом театре, а потом приеду в Ленинград как гастролёр и в конце концов останусь у них, если балетмейстера Виноградова всё устроит. Со школьной скамьи в солисты Мариинского театра тогда не брали. В Министерстве культуры мне выдали список советских театров, в которых требовалась солистка. Я выбрала Харьков и столкнулась там с обманом: «У нас остались места только в кордебалете». Я не ожидала, что меня не возьмут в солистки. У меня не было денег на обратный билет в Москву и мне пришлось согласиться работать в харьковском кордебалете в то время, пока во Львове идёт ремонт. Но это была настоящая смерть. Поехать во Львов я не могла. Я проработала в Харькове пять лет на замене любых мест в балетах. Труппа мне завидовала. Ни у кого не было такой техники и таких данных, как у меня! По истечение договора меня не переизбрали на ведущую солистку, и я навсегда ушла из театра.

Балет «Тысяча и одна ночь», 1985 год.

– Почему все эти годы вы живёте в общежитии Харьковского национального университета искусств?

К этому учебному заведению я не имею никакого отношения. В 1980-х мой этаж общежития принадлежал харьковской мэрии. Когда я ушла из театра мне сделали здесь постоянную прописку, как штатной единице Областного управления культуры. Здесь я фактически бездомная, живу в общежитии будто в экономической блокаде. В 1989 году театр позвал меня выручать заболевших в кордебалете. После шести месяцев работы, я устроилась концертмейстером в оперную студию Дома культуры от тракторного завода, аккомпанировала сначала детскому хору, потом хору ветеранов. После закрытия ДК меня содержал центр занятости населения. Когда пособия прекратились, я убирала, делала ремонты, готовила обеды неимущим пенсионерам за гроши. Но до самого последнего времени я поддерживала балетную форму, иногда по договорённости занималась у станка в балетной школе по вечерам.

– Когда вы стали записывать видео?

В 2013 году я через три суда доказала право на получение пенсии по старости. На выплаты от государства я купила ноутбук и видеокамеру – я давно вынашивала мысль выступать хотя бы для публики в интернете. Одним из первых видео, которое я записала для YouTube, стала ария Эболи из оперы «Дон Карлос» Верди. Я играю на старом пианино своей матери, которое не поддаётся настройке, и потому моя игра не звучит так, как надо. Кто-то видит на моих видео только котов, которых я подобрала после похорон мамы, кто-то только мои наряды, а завистники – только мои ошибки. Мне 63 года, и в этом возрасте голос у певиц уже угасает, только не у меня. Я сама знаю себе цену и лучше всех понимаю свои недочёты. Я не обращаю внимания на критические комментарии, потому что всё, что я делаю, это часть моего образ жизни.

Сейчас Нэтэниэль Иоанновна поддерживает балетную форму на самодельном станке в комнате общежития.

– Но что бы вы тогда изменили в жизни, если бы могли?

Может быть, кто-то подумает, что нужно было найти приличного человека, выйти замуж… У меня ведь нет семьи. Сейчас я живу совершенно одна, даже оба моих кота умерли, а новых я завести не могу. Но я никогда не понимала зачем нужны мужья. Чайковский тоже был одинок, и этим он духовно мне близок. Чайковский был не такой, как все, про него говорили многие гадости. Я тоже считаю себя не такой, как все. Но это не значит, что я живу с кошкой или собакой.

– Как вы думаете, что ждёт вас в будущем?

Я буду петь и играть на фортепиано, пока не найду своего мецената. Музыка всегда была моей целью и смыслом!

Фото: из личного архива героини

Сергей Грипась | 29 мая 2020
 просмотров: 580 | комментариев: 5
комментарии
пишет Нэтэниэль Качуровска (9 июня 2020 13:21)
Я ,Нэтэниэль, рассказываю в своих видео о себе в ВКонтактах ,Ютюб ,Фэйсбуке -надо набрать в поисковике моё имя . Сергей попросил меня рассказать о себе , чтобы выставить свою работу сюда ,но только отказался писать причины и фамилии великих преступниц ,что уничтожали меня ,чтобы РЕДАКТОР ПРОПУСТИЛ ЭТУ его ,Сергея работу .Моя жизнь -это борьба с преступностью в сфере Культуры ,где без денег ,взяток , на сцену нет пути и в вузы ,иначе убивают неплатёжеспособных
пишет Нэтэниэль Качуровска (8 июня 2020 17:53)
Елена и Алина ! Невежественные несчастные недоумки ! Я обладаю всем кроме денег собственный концертный зал ,а вы завистливые безликие вертихвостки заслуживаете моей жалости .
пишет Елена (1 июня 2020 22:38)
Была такая лучшая, а Ее везде травили. Значит, не спроста. Несбывшиеся высокие надежды. Человек живет в иллюзиях собственного превосходства. Человек, который любит себя в искусстве. Далеко не все становятся ведущими солистками, но работать по профессии можно, и танцевать в кардебалете, и заниматься преподаванием, было бы желание. А говорить, какой я несчастный легче всего, не лучшая тактика. Что ж, Нэтэнтэль хочется внимания таким образом. Да, где-то жалко человека в Ее внутренних комплексах и обидах, возможно, в детстве кто-то так повлиял. Вы в отличной форме в свои годы.
пишет Елена (1 июня 2020 22:25)
Прочитав данную статью, складывается впечатление, что интервьюироваемая не совсем здорова. Человек был явно с завышенными амбициями, высокомерен, трудно находила общий язык с окружающими, поэтому и не сложилась Ее карьера. Возможно, корни поведения идут с детства. Недолюбленный ребёнок, пытающейся доказать, что он достойный того, чтоб его заметили. Много непонятного в биографии, почему не выдали свидетельство о рождении, почему были платные занятия в советское время. Такое ощущение, что человек явно что-то выдумывает и преувеличивает для того, чтоб Ее пожалели и обратили внимание. А на самом деле особо талантом Нэтэниэль не обладала, была заносчива, пыталась идти по головам. Жаль, что сложилась так судьба. Но винить всех не стоит, мы порой и сами виноваты в событийности нашей жизни.
пишет Алина (30 мая 2020 9:43)
Бедная женщина...

Самое ужасное несчастье - винить в своём несчастье других!
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:

Cобытия

CобытияВ наше время достаточно активно развиваются благотворительные фонды. Главная их цель — ...

Читать полностью

Люди

ЛюдиВ мае 2020 года музыкальный мир празднует 180 годовщину со дня рождения ...

Читать полностью

Город

ГородС ранних лет знакома эта эмблема: Медный всадник в перекрестье света прожекторов. ...

Читать полностью

Хай-тек

Хай-текЕще 100 лет назад никто бы не подумал, что маленькая металлическая коробочка, ...

Читать полностью
Чего не хватает Петербургу как туристическому центру?
Бесплатных карт для туристов
Указателей на английском
Цивилизованных мест для курения
Всего хватает
Все плохо

АВТОРИЗАЦИЯ

Логин
Пароль
запомнить
Регистрация
забыл пароль

Информационно-образовательный портал Санкт-Петербурга и Ленинградской области, созданный студиозусами Санкт-Петербургского государственного университета.