Информационно-образовательный портал
Всегда на Первой
10 декабря 2018 г. г.
В ПОИСКАХ СВОБОДЫ

Мы обречены. Изможденные и голодные, вот уже пятый час плетемся в сторону Мурманска. За это время не проехало ни одной машины. Трасса E105 (Кола) безжизненна. И, кажется, бесконечна. Кромешная тьма заполярной ночи подавляет и отбирает всякую надежду на возвращение. Так хочется домой. В город, из которого несколько дней назад мы сбежали в поисках настоящей свободы. Свободы, которой, как оказалось, не существует.

Город

Я с трудом открываю глаза. 6:17. Звонит Женя. Почему так рано? Смутно начинаю припоминать события прошлого дня. День Рождения Компании, толпы «поккупантов», сломанная касса, под занавес – головная боль, очередной семейный скандал и случайно брошенная фраза о том, что было бы неплохо оставить все и свалить куда подальше.

Ах да, помню: Женя полдня уговаривал меня уехать и я, кажется, не то в шутку, не то всерьез, согласилась. Боже мой!

Часа через два мы с Женей уже сидим на моей кухне и разрабатываем план «побега»: он воодушевленно изучает карту в поисках возможных маршрутов, я, сонная и напуганная его замыслом, пытаюсь не свалиться со стула.

– Смотри, можно на поезде доехать до Мурманска, а потом стопом до норвежской границы, а там – как получится. Фигово, что виз нет, но, думаю, можно что-нибудь придумать.

Мы увидим северное сияние, представляешь?! – заголосил вдруг этот недопутешественник и развернул в мою сторону экран ноутбука, на котором мозаикой рассыпались гугл-картинки по запросу «северное сияние». Ну вот, очередной псих мне на голову свалился, – подумала я и, тяжко вздохнув, поплелась к себе в надежде поспать еще хоть немного. До рабочей смены осталось не больше двух часов.

– Слушай, я ведь серьезно, – донеслось из кухни.

– Я знаю.

– Давай уедем. Прямо сегодня. Если долго собираться – ничего не получится.

– У меня сегодня смена, забыл?

– Позвони Татьяне, скажи, что плохо, наболтай чего-нибудь.

– И зачем все это?

– Да как же ты не понимаешь?! Настоящая свобода – вот, что нам нужно. Сколько можно за кассой стоять?!

– Снова Кракауэра перечитывал? Ну-ну… Ладно, Жека Супербродяга (Аллюзия к роману «В диких условиях» Джона Кракауэра – прим.ред.), собери мне рюкзак, я в душ.

Ладожский вокзал всегда нравился мне своей «архитектурой». Светлый, просторный. Однако, единственное, что меня сейчас тревожит – поиск нам с Женей замены на работе.

Я уже обзвонила в панике пол Буквоеда. И готова убежать с вокзала сию секунду. Но тут приходит успокоительное сообщение от Макса и я, вздохнув с облегчением, осматриваюсь. Взгляд сталкивается с судьбоносной строчкой на табло – «Санкт-Петербург – Мурманск. Отправление 19:48». Осталось девятнадцать минут, а к кассе не подобраться. С некоторым облегчением решаю, что на сегодня экшн закончен, и набираю номер Макса, но подбегает Женя и, тряся меня за руку, орет «Где твой паспорт?». Очередь перед нами расступается и вот они, заветные билеты до Мурманска, у нас в руках.

Мурманск

22:07. Вываливаемся из вагона и, неуверенные, беззащитные, но уже, без сомнения, свободные, делаем первый шаг в объятия сурового северного города. Погода, как мы и ожидали, не балует. И лицо мгновенно становится красным от встречи с колючим ветром.

В Мурманске нам делать нечего и, немного погуляв, берем курс на норвежскую границу.

Переход через Кольский залив затянулся на полтора часа. Мост, окутанный туманом, встречает нас декорациями к сказке про страшных троллей и ведьм. 2,5 километра страха. Фонарик бессильно упирается в темноту. Ни единого намека на жизнь. Ощущения не из приятных. Выбравшись из этой Черной Дыры, выходим на трассу Е105. Пора бы поймать попутку.

Проходит минут 20 и маленький грузовик лихо тормозит в нескольких метрах от нас. Открывается дверь и несколько пухлых мусорных мешков выпрыгивают на свободу.

– Ну че тормозите? Запрыгивайте уже! – слышим мы из темноты и, переглянувшись, подбегаем к грузовику.

Наш первенец!

– Вы, путешественники, ищете истину, только сами этого не понимаете. А подобное тянется к подобному, поэтому я вас всегда беру… – безостановочная философщина Виталика поначалу кажется странной, потом становится смешно. К 6-ти утра я думаю, не пора ли нам эвакуироваться из этого «дурдома на колесах», но вместо этого проваливаюсь в сон. В середине дня мы, ура, прощаемся, и радует меня абсолютно все: горячий завтрак на заправке, уставшая улыбка Жени, природа, такая близкая, впервые за несколько лет. Семейные скандалы, работа без выходных, ворох проблем и забот – все это кажется таким далеким, ирреальным. Стоит запрыгнуть в отходящий поезд и все – ни дома, ни имени. Только обостренное дорогой восприятие и инстинкты.

Сонно бредем по трассе. Большая серая птица неожиданно появляется откуда-то с неба, спускается вниз и на мгновение повисает в воздухе, будто подает нам какой-то сигнал, словно сообщает: все остальные чем-то связаны, одни мы свободны. Глаза Жени – такие темные, что кажутся сплошными зрачками, – горят от счастья. В них отражается заход солнца. Солнце – и рядом подъезжающая фура.

Заполярный

Около 8:00 утра. Неспешно подъезжаем к Заполярному. Маленький город в каких-то 10-15 километрах от границы с Норвегией. Мы остановились на большой пыльной площади, вокруг какой-то хаос – ангары, трубы, горы камней. Михалыч, подобравший нас километров за 70 отсюда, объяснил, как пройти к военному общежитию, где, по его словам, можно будет поспать, и скрылся в облаке пыли. Однако в общежитии нам любезно объяснили, что «гражданским» у них жить не положено. Даже несколько часов. Но разрешили воспользоваться столовой и посидеть в теплом холле с мягкими, манящими в свои объятия, диванами.

В главной гостинице Заполярного «Октябрь» свободных мест не оказалось, поэтому пришлось собрать последние силы, чтобы добежать по морозу до общежития «Колабыт».

Город, в котором мы оказались, – маленький (по сути, всего несколько кварталов из пятиэтажек) и тоскливый. Все дома раскрашены в веселые цвета. Впрочем, суровый северный климат оставил на них свой отпечаток. По улицам слоняются люди – в основном, молодежь сельского вида. Они проходят мимо и даже не смотрят на нас, что не может не радовать.

Общежитие «Колабыт» трехэтажным кирпичным зданием выглядывает из-за деревьев. Долгожданное тепло и уют. Впервые за несколько суток можно спокойно поспать.

Где-то слышится глухой стук в дверь. Но больше нет сил ни на что, и я проваливаюсь в глубокий сон. Только проснувшись, узнаю, что у нас были «гости». По словам Жени, «приходил какой-то мужик, сказал, что из ФСБ, спрашивал, чего мы тут забыли, смотрел документы. Сказал, если мы хоть на километр приблизимся к границе, он нам все руки-ноги оторвет». «Ну ее, эту границу». «Значит домой?». «Домой».

Тем временем солнце давно село. Пора было выдвигаться. Отдохнувшие и полные сил, мы отправились в путь.

Возвращение

Саша – круглый, мягкий, постоянно смеющийся человек с бритой головой и в очках – читает стихи, поет, танцует за рулем под Верку Сердючку.

– Я провезу вас 100 километров. Или больше. Или меньше. Ха-ха-ха.

Прощаемся с Сашей на развилке и продолжаем путь пешком.

Прошло больше пяти часов. Ни одной попутки. Впереди – бесконечная Е105. За поворотом – поворот. И так нескончаемое количество раз. Кругом только лес и ночная тьма. Задерешь голову – увидишь, как крупные белые звезды пробиваются сквозь туман. Кроссовки, непредназначенные для сурового заполярного климата, покрылись тонким слоем льда и, кажется, уменьшились на пару размеров, шнурки превратились в проволоку. Замерзло все, что имеет такую возможность – зубная паста, крем для лица, даже влажные салфетки. Рук давно не чувствуешь. Волосы покрылись инеем и, кажется, у меня поднялась температура. Но все это второстепенно.

Рассвет, встреченный в пути, окрашивает все вокруг тысячей цветов. Густые серые облака медленно расходятся, обнажая бледно-голубые куски неба. Трасса Е105, здесь остается не так много чувств, но все, что осталось, настоящее. Снег падает хлопьями. В октябре! Здесь по обочинам – скалы, исписанные именами и приветами наших предшественников. Идти дальше нет ни сил, ни желания и мы останавливаемся у одной из них . За час проезжают две фуры и «седан». Пока Женя, замерзший до костей, танцует у трассы, поджидая какого-нибудь водителя-добряка, я онемевшими руками достаю свой старый пленочник. В рюкзаке болтается пачка гречи, предусмотрительно купленная в мурманском супермаркете. Женя где-то прочитал, что если гречневую крупу подержать в воде часа два-три, получится вполне съедобная субстанция. Так оно или нет, но я это есть не буду, даже, если «припрет». Пока, размышляя о пользе гречи, бегаю по камням с пленочником, старенькая «лада приора», о, чудо, кряхтя, останавливается у обочины. Классическая музыка рассекает воздух. Запрыгиваем в салон, стуча зубами. Немолодой мужчина приятной наружности оказался замечательным попутчиком. Заботливо включает обогреватель и практически не докучает расспросами. Всматриваюсь в пробегающие мимо деревья и указатели. Около 16-ти часов наш попутчик-меломан останавливается у заправки. Дальше нам не по пути.

Закругляется еще один день. Завтра на работу. Танцуем и прыгаем вдоль трассы, привлекая внимание водителей. Черный Range Rover Sport съезжает на обочину. Дверь приоткрывается, и женщина лет 50-ти энергичным движением руки подзывает нас к себе.

– Вам куда, молодежь?

– В сторону Питера бы.

– Ох, ни фига себе, как вас сюда занесло? За косарь до Рыбацкого домчу, я там живу.

– У нас нет денег, – врем мы, смущенные такой наглостью, и, разочарованные, отходим в сторону.

Мотор заводится, машина отъезжает, но вдруг резко тормозит и до нас доносится эхом:

– За 300 поедете?

Любовь Михайловна – человек-ураган, не замолкает ни на секунду: всю дорогу рассказывает о своем бизнесе, хвастается детьми, вспоминает, какой «оторвой» была в юности и сколько машин сменила, не скупится на расспросы. «Так и мотаюсь туда-сюда. Голодные, небось? Ой, у меня ж бутерброды есть, достань там, в сумке». Мы и не заметили, как пролетело несколько часов, когда вдалеке показались огни родного города.

– Ой, да бросьте, какие деньги?! Возьмите лучше мой телефон, соберетесь в Карелию – звоните!

Тепло распрощавшись с нашей веселой спасительницей, мы поспешили к метро. Завтра столько дел.

ФОТО автора

Екатерина БОЛДЫРЕВА | 8 октября 2015
 просмотров: 429 | комментариев: 0
комментарии
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Cобытия
CобытияМагистрантка Высшей школы журналистики и массовых коммуникаций СПбГУ Анжела Новосельцева стала ...
Люди
ЛюдиКорреспондент «Первой линии» встретилась с одним из лидеров бардовского движения 1960-х ...
Город
ГородПрошло три месяца с момента пожара в торгово-развлекательном центре «Зимняя вишня» в ...
Хай-тек
Хай-текСемь простых способов помочь природе избавиться от мусора
Пока в Европе отказываются ...