Информационно-образовательный портал
Всегда на Первой
10 декабря 2018 г. г.
ПОСЛЕДНИЙ АКТ ТРАГЕДИИ

Театральное искусство в эпоху диктатуры денег.

Сегодняшнюю ситуацию в театре многие оценивают, как последний акт трагедии. Мы потеряли основу – уникальные кадры, художественную школу, репертуар. Обозреватель «Первой линии» попытался выявить основные причины кризиса театра, а также – возможные пути возрождения театрального искусства.

Арт-менеджеры вместо худруков

Многие критики говорят: «Этот театр бульварный, коммерческий! Он зарабатывает деньги! А вот другой – серьезный, он работает ради искусства». При этом все понимают, что сегодня не существует некоммерческого театра: и частные, и государственные думают больше о заработке, чем о творчестве. Мы живем в то время, когда менеджеры определяют художественную политику театров. Безвозвратно ушло время худруков. Настала эпоха директоров, которые озабочены только кассовым сбором. И все-таки, как получилось так, что искусство идет на поводу у денег?

В советское время театры ставили по 3-4 спектакля в год. И партийные комитеты решали, что это будут за постановки. И если власть все устраивало, то выделялись деньги. А если театр распространял идеи диссидентской литературы, то… сами понимаете. Однако, художественному руководителю театра имени В.Ф. Комиссаржевской Виктору Новикову все же удавалось пробивать запрещенные пьесы.

– О чем нельзя было говорить или прочитать, проживалось в театре. Если художественный совет позволял, то театр вел беседу со зрителем о душе, о Боге, о нравственности, о морали. Сегодня таких понятий практически нет. Молодежь не понимает, что такое хорошо и что такое плохо, – говорил Новиков.

Современные театры практически не финансируются. Министерство культуры оценивает работу по степени посещаемости, а не по качеству спектакля. И выделяет сумму, которая еле-еле покрывает расходы одной постановки. Недостаток средств приводит к тому, что театрам приходится не жить, а выживать. На смену идеологической пропаганде советских времен, пришла диктатура денег.

Не кажется ли удивительным, что в период цензуры и запретов появлялись серьезные, даже гениальные постановки, а в наше время шедевров не наблюдается? Виктор Новиков поделился со мной историей, которая все объясняет:

– В начале 70-х, у меня был разговор с одним шведским режиссером. И он сказал мне: «Витя, как у вас хорошо! У вас ничего нельзя! Когда все можно, то уже нет желания творить. А когда нельзя, вы все время придумываете, как обойти строгую систему, находитесь в постоянном движении, в развитии. Мысль сама жаждет что-то создать». Прошло время, и теперь мы поняли, что в спокойном состоянии искусства нет. И это касается не только театра, но и живописи, литературы, скульптуры и так далее.

Касса управляет театром

В России театр всегда являлся не только воспитательным институтом, он также был зрелищем, развлекательным представлением. Туда мог попасть каждый, билеты были доступными. Сегодня не редки случаи, когда билеты стоят по 10, по 15 тысяч рублей. Это абсолютно бессовестно по отношению к отечественному зрителю. В эпоху кризиса, при таких расценках, эту роскошь могут себе позволить, скорее, иностранцы, нежели жители Петербурга. Директоры театров это понимают, и вместо того, чтобы снизить цены на билеты, переквалифицируются на иностранную публику. Например, на новой сцене Мариинского и Александринского театров, едва ли не половина зрителей – это европейцы и китайцы.

Амбиции театральных менеджеров поглотили искусство. Театр стал скоропортящимся продуктом. Начали разрушаться репертуарные театры. Менеджерам не хочется рисковать деньгами. Их мысли только о кассовых сборах, о полном зрительном зале. Антреприза стала легким способом заработать деньги. Театральные продюсеры выбирают пьесы по принципу: «Здесь есть интрига, есть адюльтер, есть детектив. Отлично, касса обеспечена!»

Самые популярные сегодня жанры – мюзикл и оперетта. По моим наблюдениям часто посещаемыми местами в нашем городе стали театр Буфф и театр Музыкальной Комедии. Петербургский театровед Марина Заболотняя рассказала:

– Моя планка – это уровень товстоноговского психологического театра. Я ведь тоже оплакиваю былой театр, переживая о судьбе настоящего. И когда говорят слово «мюзикл», моя рука тянется к пистолету. Но это не означает, что мюзикл это плохо. На Бродвее и в Лондоне, возможно, это фантастическое явление. Но в России нет опыта качественного живого мюзикла, мы только начинаем перенимать его у иностранных коллег.

Настало время, когда на искусстве стали зарабатывать деньги. Многие называют это «компромиссом», который совмещает и финансовые, и художественные аспекты. Из-за этого происходит умирание русского психологического театра, в основе которого лежит система Станиславского.

Кризис культуры поведения

Недавно в зрительном зале я наблюдала отвратительную сцену. Молодые люди принимали алкогольные напитки прямо во время спектакля, громко смеялись и периодически вставали с места, выкрикивая непонятные фразы. И когда женщина преклонного возраста отважилась сделать им замечание, в ответ услышала ненормативную лексику. Через какое-то время их вывели из зала.

Известный театральный режиссер, народный артист России Александр Аркадьевич Белинский однажды поделился со мной своими переживаниями по поводу дальнейшей судьбы будущего поколения:

– Иногда встречаю замечательных молодых людей, а иногда прихожу в дикий ужас от полного невежества. Ничего не знают! Ничем не интересуются! Компьютер, интернет. Я не пользуюсь ни тем, ни другим. Я родился и рос в двадцатом веке! И, к сожалению, я видел период перелома этих времен. Мир изменился, а я остался прежним.

В современном обществе произошел заметный культурный спад. Людям неинтересно и скучно жить. Одним просто лень дойти до театра в дождливую питерскую погоду, другим не хочется тратить большие деньги «на такое безрассудство». Публика стала невзыскательной, с низким художественным вкусом. В эпоху менеджеров, мы забыли о нормах морали, искренности, а ведь так хочется увидеть возвращение классического театра.

Культ звезд

Почему люди идут в театр? В последнее время я часто слышу такой ответ: «Там же играет Хабенский! Вот иду посмотреть на него». Театры вынуждены конкурировать с телевидением и другими развлечениями, а режиссерам приходится учитывать конъюнктуру, интерес современного зрителя.

Сегодня ходят на определенных людей, чтобы увидеть их живьем. Но те, кого мы привыкли называть звездами, являются ли в самом деле таковыми? Телекартинка обычно делает человека ярче, привлекательнее, лучше, чем он есть на самом деле. Увы, в большинстве случаев экран возвышает бездарных людей. Без сомнения, такая слава не является показателем искусства. В советское время были драматические актеры высокого уровня: Евстигнеев, Лебедев, Смоктуновский, Лавров, Стржельчик. Популярность этих людей была не надумана – они действительно делали свою работу хорошо.

В одном из интервью Георгий Александрович Товстоногов сказал: «Люблю искусство медленно». Чтобы хорошо сыграть, вжиться в роль, актер должен прочитать пьесу. В наше время медийные артисты не могут этого себе позволить или что хуже – не хотят.

Когда-то Константин Хабенский и Михаил Пореченков отлично играли в театре им. Ленсовета у Вячеслава Бутусова в спектакле «В ожидании Годо». Но когда они уехали в Москву и стали работать во МХАТе им. А. П. Чехова – обленились! Сидят на рекламе, как в бронежилетах. Интересно, помнят ли они, что такое часами разбирать роль за столом?

Возрождение русского театра

Необходимость традиционного русского театра очевидна. Но пока менеджеры идут на «компромисс», работая на кассовый сбор, русский психологический театр будет в упадке. Чтобы сохранить традиции, в культуру должны прийти настоящие ценители искусства, профессионалы, считающие спасение театра своей миссией. Возможно, тогда и в обществе поменяется отношение не только к театру, но и к жизни в целом. И когда-нибудь, выйдя из зала после очередной премьеры, мы сможем сказать: «Вот оно – новое произведение искусства!»

Я глубоко верю в возрождение русского классического театра. Сегодня есть примеры, достойные подражания. Например, Академический Малый Драматический Театр – Театр Европы (МДТ), Государственный молодежный театр на Фонтанке и Большой Драматический театр имени Георгия Александровича Товстоногова (БДТ им. Г.А. Товстоногова). Их режиссеры определяют театральный облик города, подтверждая статус «культурной столицы». Они вопреки всему доказывают, что исторически сложившиеся традиции нашего театра обладают колоссальной силой, а возрождение возможно.

Билеты повсюду

Несколько драматических спектаклей в Санкт-Петербурге, которые стоит посмотреть:

1) «Братья и сестры» в МДТ, реж. Додин

2) «Три сестры» в Молодежном театре, реж. Спивак

3) «Зори здесь тихие» в театре “Мастерская”, реж. Козлов

4) «Крики из Одессы» в Молодежном театре, реж. Спивак

5) «Дядюшкин сон» в БДТ им. Г. А. Товстоногова, реж. Чхеидзе

6) «Деревья умирают стоя» в Балтийском Доме, реж. Белинский

7) «Графоман» в Театре им В.Ф. Комиссаржевской, реж. Баргман

8) «Тихий Дон» в театре “Мастерская”, реж. Козлов

9) «Лето одного года» в БДТ им. Г.А.Товстоногова, реж. Прикотенко

10) «Доходное место» в Театре им В.Ф. Комиссаржевской, реж. Коняев

11) «Жизнь и судьба» в МДТ, реж. Додин

12) «Кабаре Брехт» театр им. Ленсовета, реж. Бутусов.

Анна СОМОВА | 23 ноября 2015
 просмотров: 468 | комментариев: 0
комментарии
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Cобытия
CобытияМагистрантка Высшей школы журналистики и массовых коммуникаций СПбГУ Анжела Новосельцева стала ...
Люди
ЛюдиКорреспондент «Первой линии» встретилась с одним из лидеров бардовского движения 1960-х ...
Город
ГородПрошло три месяца с момента пожара в торгово-развлекательном центре «Зимняя вишня» в ...
Хай-тек
Хай-текСемь простых способов помочь природе избавиться от мусора
Пока в Европе отказываются ...