Информационно-образовательный портал
Всегда на Первой
23 июня 2018 г.
УШЛИ В ГЛУБОКИЙ ТРАУР

Уже месяц Россия не выходит из траура. Просто не успевает – один теракт за другим. Хотя они случаются регулярно, но так много внимания не уделяли ни одному. Корреспондент «Первой линии» выяснил, зачем России траур и почему именно сейчас.

Пирамида Хеопса ставит точку в дискуссиях о том, в какие цвета нужно перекрашивать аватарки.

Виртуальные слезы

Тысячи людей поставили французский флаг на свои аватарки в Фейсбуке и в Контакте. Мои друзья из Парижа только посмеялись над таким флешмобом. Больше половины их друзей, раскрасивших фотографии своих профилей в сине-бело-красный, даже не поинтересовались как у них дела, и вообще живы ли они. Все усиленно делают вид, что им не все равно, на самом же деле они просто вычеркнули Францию из своего списка «надо посетить в ближайшее время».

Тысячи мусульман опубликовали свои фотографии с табличками «Not in my name» («не от моего имени»). Этим людям неприятно видеть то, что их причисляют к террористам, хотя они-то ничего не делали. Мир погрузился в хаос. Даже здесь, в России, люди стараются избегать людных мест. Правда, не так давно ИГИЛ опубликовали видео, где своей следующей целью назвал Белый дом. «Франция стала первой, Вашингтон будет следующим», - сказали мужчины на видео. «Уф, можно пока особо не волноваться» - сказала Аня из Питера.

Еще одни мои друзья полетели отдыхать в Египет как раз во время падения российского самолета, но смотреть на пирамиды и другие памятники архитектуры не поехали – опасно, просидели все время в отеле. Они вернулись домой целые и невредимые, правда, без багажа, его им прислали позднее, после тщательной проверки на наличие взрывчатых веществ. Узнал ли кто-нибудь из друзей как у них дела? Нет. Запостил ли кто-нибудь фотографию того погибшего ангельского малыша с хэштегом#главныйпассажир? Конечно. Еще одни, которым не все равно.

Кому выгоден траур?

Крушение российского лайнера A321 над Синайским полуостровом - трагедия, объединившая всю страну в общем приступе сочувствия к погибшим. Но давайте посмотрим на это с другой стороны. На фоне нынешнего положения России на мировой арене навязывание траура выглядит как обретение нового общего врага, способного сплотить население внутри страны и превознести нашего «вождя», уже известного своим жестким высказыванием «мочить в сортирах», а теперь еще и «мы их найдем в любой точке планеты и покараем». Сколько предшественников использовало этот прием ранее, особенно увлеклись в Советском союзе. Во времена снижения доверия к главе государства так важно, чтобы народ увидел в своем правителе надежную опору и защиту, который бы взял все в свои руки. Сначала запугал бы, конечно, а потом уже оседлал гнедого коня и сверкал своим накаченным торсом и угрожающим взглядом.

До сих пор есть сомнения, что крушение самолета было на самом деле терактом. Момент фальсификации еще никто не отменял. Египет давит на то, что трагедия произошла совсем по другим причинам, касающихся качества наших лайнеров компании «Когалымавиа». Да и мы в этом убедились и приняли меры. За действия же в Париже ИГИЛ сразу взял ответственность на себя, но трагедию с авиалайнером назвали терактом сами русские уже после событий во Франции, когда весь мир облачился в траур по погибшим. На данный момент известно, что не ИГИЛ, а группировка, с ним сотрудничающая, взяла на себя ответственность за случившееся, беспрецедентный случай. Откуда взялась эта группировка – неясно.

Не пытается ли тот-кого-нельзя-называть-всуе такими заявлениями вернуть расположение Европы и Запада? Мол, «мы такие же жертвы, как и вы, мы тоже пострадали, давайте забудем все обиды и будем вместе бороться против исламского государства, враги они – не мы». Со стороны кажется именно так. Хотя куда нам, простым смертным, лезть в песочницу больших и умных дядь. Возможно, когда-нибудь с этих событий будет снят гриф секретности, и общественности станет доступна информация о случившемся. Но пока нам остается только размышлять.

По ком не стали плакать

Есть и другие моменты, вызывающие массу вопросов. Так, например, 9 августа 2015 года было казнено около 300 работников высшей избирательной комиссии Ирака, но это событие не получило такого резонанса, как крушение лайнера или взрывы в Париже. Или, например, 24 мая 2015 года от рук террористов погибло более 400 человек в Пальмире. И это не считая других массовых убийств. За лето 2015 года на востоке было убито более тысячи людей, половину из которых составляли женщины и дети. Но никто не объявляет по ним траур. Неужели смерть жителей Ирака не так трагична, как смерть француза или русского? Или их жизни не так ценны? Или, может, кто-то считает, что они сами заслужили?

Но мы отвлеклись от темы. Действительно, в свое время теракты захлестнули Шотландский Локерби, Болонью, Мадрид, Нью-Йорк и другие крупные города. С XX века взрывы и расстрелы гремят по всему миру. Безжалостная борьба с врагами ислама не затихает десятки лет. Фанатичный джихад уносит сотни, тысячи жизней. Для террористических группировок все в этом плане равны. Какие бы отношения ни были между Россией и другими странами, для «ИГИЛ» мы все равны – все неверные, заслуживающие смерти. В Мали отпустили людей, которые смогли процитировать Коран.

Без паники

В ночь с 13 на 14 ноября Париж накрыла кровавая волна терактов, взбудораживших весь мир. Трагедия унесла жизни 150 людей, и еще 350 человек ранены. Репортажи с места событий, аналитические статьи после происшествий, вечерние телепередачи с главами департаментов пестрят устрашающими заголовками, вводящими в оцепенение население Европы, Америки, России. Мир охватила паника. Особенно это заметно среди российского населения, склонного с полным самозабвением поддаваться любой пропаганде СМИ. Несомненно, события, развернувшиеся во Франции, — запредельно драматичны. Но стоит ли начинать паниковать?

Терроризм как явление существует с древнейших времен. Например, исследователь террора В.В. Королев считает, что еще отец Александра Македонского стал жертвой теракта – задо-о-олго до нашей эры. История политики насилия и устрашения исчисляется веками. Терроризм, в различных его формах (религиозный, националистический, идеологический), был, есть и будет. С ним можно и нужно бороться, но мы не в силах полностью избежать террора от внешних, независящих от нас воздействий. И в этом его самая пугающая сторона – страх перед неизвестным, особенно если это неизвестное изначально существует только в мрачных тонах. Но стоит ли культивировать у людей страх перед ним, не пытаясь, наоборот, успокоить? И есть ли в этом запугивании смысл?

Возможно, боевые действия в Сирии аукнутся и России. Никто не забыл Беслан, взрывы в Московском метро, «Норд-Ост». Весь мир в ожидании новых ударов, и россияне не исключение. Сообщения о ложных минированиях и неоднократные эвакуации из мест крупных скоплений людей (как гостиница «Космос» или Московский вокзал») нагнетают обстановку. И именно поэтому в такой ситуации от СМИ и государства требуется поддержка своего народа и попытка снять возрастающее напряжение. У нас был опыт трагедий. За годы, прошедшие с тех пор, мы научились эффективнее бороться с террористами и следить за безопасностью в стране. Так давайте же последуем примеру многострадального издания «Charlie Hebdo»: перестанем погружаться в пучину страха и отчаяния и победим общую угрозу смехом, ведь у нас до сих пор есть шампанское!

Молодой человек пьет шампанское, которое тут же выливается через раны от пуль на его теле. Подпись: «У них есть оружие. Нам плевать. У нас есть шампанское». Выпуск от 18 ноября 2015.

Екатерина КУТУКОВА | 24 ноября 2015
 просмотров: 372 | комментариев: 0
комментарии
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Cобытия
CобытияСтудентка и выпускница Высшей школы журналистики и массовых коммуникаций СПбГУ стали ...
Люди
ЛюдиКорреспондент «Первой линии» взяла интервью у человека с редким заболеванием – витилиго ...
Город
ГородВ петербургской школе №25 учатся дети с ограниченными возможностями. Помогает им ...
Хай-тек
Хай-текИгорь Гришечкин – концепт-шеф ресторана CoCoCo, принадлежащего Матильде и Сергею Шнуровым. ...