Информационно-образовательный портал
Всегда на Первой
22 сентября 2017 г.
КРИЗИС ТРЕТЬЕГО КУРСА

«Теперь понимаю, что не нужно было торопиться поступать». «Думаю, стоило выбрать другой город для обучения». «Лучше я бы пропустила год перед поступлением и определилась, чего я хочу»… Подобные отклики от студентов-третьекурсников слышатся подозрительно часто. Разочарование в выборе профиля высшего образования на третьем курсе – явление массовое. Специалисты даже дали ему название – «кризис третьего курса». И для того, чтобы понять, как из него выбраться, просто задуматься о своих предпочтениях в профессии не достаточно. Предпосылки к «кризису» проявляются еще в детстве.

О своем взгляде на синдром третьекурсника рассказала Инна Тимченко – старший преподаватель кафедры международной журналистики СПбГУ. Инна работает со студентами разных курсов и замечает, что зачастую замотивированные, «рвущиеся в бой» первокурсники к третьему курсу довольно сильно разочаровываются в профессии и задумываются о правильности своего выбора.

По мнению Инны, эту ситуацию хорошо объясняет такая дисциплина как соционика. Смысл в следующем: существует концепция об условном разделении периода взросления человека на 4 блока-семилетки. С рождения до семи лет функционирует так называемый «нижний блок» – ребенок в это время проявляет себя по самым «сильным» функциям, демонстрирует истинные склонности.

– Нужно именно в это время смотреть, куда тянет ребенка, и по возможности делать упор на развитие сильных сторон, – замечает Инна.

После семи лет и до 14-ти в силу вступает второй блок – «детский блок радости». Ребенок или подросток находит свои хобби и занимается чем-либо в том объеме, в котором это ему интересно. Опасность этого «блока» в том, что такие мимолетные интересы подросток начинает воспринимать как профессиональные склонности. Эти занятия приносят радость, но пытаться развить такое хобби в будущую профессию – бессмысленная идея. Дело в том, что в этом возрасте доминируют «слабые» функции. Делать ставку на профессию, опираясь на них, не только нежелательно, но и опасно для психологического здоровья.

Вместе с переходным возрастом, окончанием школы и другими тяготами приходит и третий, «подростковый блок» – период жизни человека с 14-ти лет до 21-го года. Его специфика в том, что «слабые» функции в это время подросток демонстрирует как «сильные», но недолго. Выбор профессии совершается в рамках «детских» интересов. Но не нужно забывать, что эти «детские» интересы – явление непостоянное, они не могут долго увлекать человека. Подросток в этот период жизни хочет быть не хуже, чем другие, соответственно, профессию зачастую выбирает по «ролевым» функциям. Однако работать по ним нельзя, они не есть показатель истинных способностей человека. Как следствие, он начинает работать и учиться на износ, вопреки своим склонностям, и происходит истощение нервной системы – отсюда и «кризис третьего курса».

Примерно в 21 год наступает так называемый «взрослый блок» – человек выражает себя, набирают обороты «сильные» функции. Прежняя сфера интересов становится скучной и сложной, наступает тяга к иному. Довольно быстро переквалифицироваться можно лишь в универсальных профессиях, а у многих людей для этого просто не хватает силы духа или возможностей.

Подводя итоги, Инна заметила, что вся эта схема из четырёх блоков не просто попытка объяснить неверный выбор профессии. Именно из-за таких ошибок возникает поголовный кризис среднего возраста: годам к 30 человек банально выбивается из сил жить и работать по «ролевым» функциям.

Предпосылки студенческих кризисов нужно искать в школе – когда человек находится на перепутье «детского» и «подросткового блоков». Будущие разочарования в профессии могут быть связаны как с неудачной профориентацией, так и с иллюзорными представлениями школьников о студенческой жизни. По словам Анны Нечепоренко, психолога одной из частных петербургских школ, профориентации в выпускных классах нужны серьёзные, если не кардинальные, изменения.

– Сейчас тесты на выбор профессии выглядят, мягко скажем, плачевно, – делится Анна. – В них нет новых и действительно актуальных профессий, которые могли бы заинтересовать выпускников. Поэтому школьники часто даже не задумываются о многообразии путей, из которого можно выбирать. В какой-то мере школьной профориентации не хватает интерактива. К примеру, многие профессии на бумажке в тестах выглядят совсем непривлекательно, но дети зачастую не имеют представления об интересных тонкостях и нюансах работы в той или иной сфере, потому что не узнают ее на практике.

Ситуация с «кризисом третьего курса» и все его этапы гораздо лучше прослеживаются на живом примере. Своим опытом поделился студент уже четвертого курса факультета журналистики СПбГУ Артем Толкачев. Артем создает впечатление человека вполне уверенного в своем выборе профессии, определившегося, поэтому тот факт, что и его когда-то коснулся «кризис», удивляет.

– Откровенно говоря, для меня самого это пока остается загадкой – почему такое произошло со мной, – признается Артем. – В профессии я так или иначе с 15 лет, однако 3 курс на нашем факультете – штука довольно показательная, потому что ты уже учишься на определенной, выбранной тобой лично, кафедре. И первые полгода третьего курса прошли для меня вполне благополучно, а вот во втором семестре что-то произошло. И я до сих пор не могу понять, что именно. В какой-то момент я просто подумал, что, быть может, журналистика – это не то, чем я должен заниматься. У меня есть предположение, что это было связано с некоей многопрофильностью и многогранностью профессии. И я не понимал, чего же точно хочу.

Артем затронул еще один очень важный момент, от которого зависит наличие или отсутствие «кризиса третьего курса». Дело в том, что в процессе учебы в университете студенту зачастую снова приходится выбирать: всем знакомо такое понятие, как профильное распределение на третьем курсе. Вроде бы, поступил, отмучался, а тут раз – и снова нужно делать серьезный выбор. Получается, что решение по поводу узкого профиля уже в стенах ВУЗа – еще один серьезный стресс для молодого человека, который начал сомневаться в том, а нужно ли ему это все.

– Уверен, – продолжает Артем, – это еще и связано с отсутствием опыта и реального места, где ты сможешь максимально погрузиться в рабочий процесс. В случае с журфаком – посмотреть на то, как сегодня функционируют современные медиа. Летняя практика со второго на третий курс прошла, можно сказать, мимо меня. Это тоже серьезно сказалось на моем эмоциональном фоне.

Практика, реальное включение в профессию – вот еще один, а, возможно, и главный фактор, от которого зависит состояние «кризиса». Когда человек сомневается в чем-либо, ему необходимо не просто поразмышлять над предметом его сомнений, а реально прочувствовать его, попробовать решить проблему делом. И профессиональное самоопределение функционирует по той же схеме: засомневался, хочешь ли быть юристом, напросись к знакомым на примитивную практику в нотариальную контору. Не уверен в своем журналистском потенциале – проведи месяц в редакции на общественных началах. Такой опыт ни к чему не обязывает и не занимает много времени, зато позволяет трезво взглянуть на ситуацию и принять решение. Люди, которых «кризис» уже миновал, подтверждают верность такой тактики.

– Я начал докапываться до корня проблемы, – говорит Артем. – Понял, что дело не в моем профессиональном разочаровании, а попросту в том, что мне необходимо попробовать себя в реальной журналистике, в моем случае на реальном телевидении. Как только практика началась, я понял, что все мои «кризисы» – глупости, которые нужно было просто пережить. Сейчас тружусь на любимой «Пятерке» («5й канал» - прим.) и очень этому рад.

Тот факт, что случаи разочарования в профессии на третьем курсе не индивидуальные, а массовые, подтверждают профессионалы. Доцент факультета психологии СПбГУ Виктория Манукян занимается изучением студенческих кризисов. Она уверена в том, что одной из их причин может стать вечный поиск себя.

– В действительности, профессиональное самоопределение не заканчивается с момента поступления в ВУЗ, – говорит Виктория, – точнее сказать, у студентов начинается новый виток самоопределения и формирования профессиональной идентичности. Ведь погружение в учебно-профессиональную среду дает ему возможность сравнить свои школьные, умозрительные представления о профессии с тем, что он узнает непосредственно, «из первых рук».

По мнению Виктории, реальное погружение в учебно-профессиональную среду у студента начинается на втором году обучения, когда преодолены основные трудности, связанные с адаптацией. Начинается изучение профильных дисциплин, и студенты имеют возможность лучше понять, насколько это соответствует их собственным ценностям, представлениям о будущем. В этот период и может возникать чувство разочарования, утраты каких-то иллюзий, возможно, сожаление об отвергнутых ранее вариантах (профессиях).

С третьего курса начинает расти тревожность по поводу своего профессионального будущего, что связано с необходимостью выбирать кафедру и более четко оформлять свои профессиональные предпочтения. Таким образом, студент оказывается просто не готов к новому витку профессионального самоопределения, поскольку предыдущая ступень не была им пройдена в полной мере.

Но бывают и другие случаи. Студенты, у которых период первичного профессионального самоопределения прошел более успешно, напротив, к 3 курсу обретают уверенность в сделанном выборе, что дает им основания для дальнейшего формирования профессиональной идентичности.

Но что же делать, если вы не попали в число счастливчиков, полностью уверенных в правильности выбора профессии? И психологи, и студенты, которых уже миновал «кризис», сходятся в одном: необходимо включаться в рабочий процесс и внимательнее относиться к своим интересам. Студенты, конструктивно преодолевающие кризис, как правило, начинают разрабатывать дальнейшие планы профессионального развития. Они планируют получение дополнительного образования, ищут возможности стажировок, сужают и, вместе с тем, заостряют круг своих интересов. Это гарантированно позволит справиться с переживаемым беспокойством.

Психологи так же отмечают определенные качества, которые должен особо тщательно развивать молодой человек в период «кризиса»: гибкость интересов – то есть возможность подстраиваться под применение своих способностей в разных ситуациях, и, самое главное, самоконтроль. Он позволяет не бросаться в истерику при первом сомнении, разочаровании в профессии, а продолжать двигаться вперед, несмотря на трудности. Студенты, обладающие самоконтролем и не боящиеся попробовать свои уже наработанные профессиональные навыки на практике, как правило, безошибочно «находят себя».

ФОТО http://www.posted.media/

Анастасия ХАЗИЕВА, Виктория ДРЕЙ | 2 апреля 2016
 просмотров: 633 | комментариев: 0
комментарии
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Cобытия
1 сентября студенческие билеты получили первокурсники бакалавриата и магистратуры института ...
Люди
Геолог и путешественник Сергей Демченко рассказал "Первой линии" о своих таёжных приключениях ...
Город
Четвероногие врачи несут службу в петербургском центре «Романтики» для детей с расстройством ...
Хай-тек
Откровенный разговор с астрофизиком о Боге, фантазии, душе и жизни после смерти ...