Информационно-образовательный портал
Всегда на Первой
19 июня 2018 г.
САМООПРЕДЕЛЕНИЕ ПРОБЛЕМ

Осенью 2017 года было проведено два референдума о независимости – в автономии Иракский Курдистан и в испанском регионе Каталония. По официальным данным, за отделение в обоих случаях проголосовали около 90% избирателей, пришедших в этот день на участки. Итоги обоих референдумов правительствами стран, на территории которых они проводились, пока не признаны.

Первая глава Устава ООН утверждает основные принципы международного права. В их числе и два, серьезно противоречащих друг другу: принцип территориальной целостности государств и право народа на самоопределение. Сейчас же всё чаще и чаще встает вопрос – что из этого с точки зрения международного права важнее, какой принцип следует считать главенствующим? В одних случаях значительная часть мирового сообщества встает на сторону отделяющейся территории, в то время как в аналогичной ситуации может буквально кричать о нерушимости государственных границ.

Как вообще возник принцип самоопределения народов? Окончание Второй мировой войны резко изменило геополитическую ситуацию в мире. В 1945 году, когда ООН принимала свой Устав, начался распад колониальной системы, и требовалось через формируемые нормы международного права дать возможность создавать новые страны на месте бывших колоний. Именно поэтому появилось право на самоопределение. В тот момент его применение было направлено исключительно на защиту прав колониальных народов, живших при иностранной оккупации.

От классической колониальной системы давным-давно ничего не осталось, но, тем не менее, этот принцип международного права используется довольно часто. С 1991 года возникло большое количество непризнанных и частично признанных государств либо территорий, пытающихся добиться независимости. Это, например, Приднестровье, Нагорный Карабах, Республика Косово, Китайская республика (Тайвань), Абхазия и Южная Осетия, ДНР и ЛНР и многие другие.

В этом году, вскоре после каталонского голосования, состоялись ещё два консультативных референдума – в итальянских регионах Ломбардия и Венето. И там, и там с подавляющим большинством голосов победили сторонники расширения автономии от Рима. И пусть юридически результаты центральное правительство ни к чему не обязывают, да и это ещё не отделение, но жители самых богатых регионов Италии явно высказали свою точку зрения.

Каждое отделение территории вызывает противоречие существующих норм и порой длительное неприятие мирового сообщества. Конечный исход ситуации главным образом зависит от того, какие страны изначально поддерживали борьбу за независимость. Практика показывает, что национально-освободительная борьба обречена на провал в странах, лояльных Западу, и побеждает на территориях, являющихся его противниками. К примеру, курды, борющиеся за независимость от Турции уже многие годы, до сих пор эту независимость не получили, а Республику Косово преобладающее число государств признало достаточно быстро.

Одной из главных причин непризнания территорий является нежелание мирового сообщества создавать прецедент. Пример Косова явно стал заразителен. Поэтому если большинство стран сейчас признают, например, независимость Каталонии, это будет иметь далеко идущие последствия как для Европы, так и для всего мира. Эта ситуация даст сильнейший стимул для десятков регионов, потенциально готовых объявить независимость.

По мнению французского публициста Арно де ла Гранж, отделение и признание Каталонии может спровоцировать «парад суверенитетов» во всей Европе. Во многих европейских странах есть националистические и сепаратистские движения. Следующими звеньями в этой цепи вполне могут стать Бретань, Корсика, Страна Басков, Фландрия, Шотландия, Северная Ирландия, Южный Тироль или Бавария. Если Каталония станет независимой, то сдержать натиск сепаратистов будет намного труднее. Почему каталонцам и косовским албанцам можно, а, например, бретонцам нельзя?

Такой «парад суверенитетов», в случае, если он произойдет, может привести к достаточно тяжелым последствиям. Чаще всего возникающие государства имеют небольшую площадь и экономически не слишком развиты. Далеко не всегда здесь получается быстро создать четкое внутреннее управление – на это объективно нужно достаточно много времени. Часто это территории с небольшими запасами природных ресурсов или вообще с почти полным их отсутствием.

Определенные сложности возникают и с налаживанием дипломатических и торговых отношений с другими странами. В случае Каталонии отделение от Испании с большой долей вероятности будет означать исключение из Евросоюза – то есть потерю экономических преимуществ. Вместо евро при этом придется печатать новые местные деньги, а гигантский госдолг, скорее всего, приведет каталонцев к дефолту. Аналогичные процессы в любой стране вызовут снижение зарплат, социальных выплат, повышение налогов и в конечном итоге станут причиной тяжелого экономического кризиса.

В регионе могут закрыться представительства крупных международных компаний – их выгоднее перевести на более спокойные территории. А это уже потеря рабочих мест, неминуемо подскочит безработица. Поток туристов вообще может иссякнуть. То есть окончательный результат отделения в большинстве случаев – это снижение уровня жизни обычных граждан.

Для мирового сообщества это означает появление очередной головной боли в ещё одной точке планеты. Тут вам и развал экономики, и слабый контроль властей над своей территорией, и несоблюдение прав человека, и нарушение норм международного права в целом.

Сепаратистские движения в азиатских и африканских государствах особенно опасны. На этой территории попытки отделения очень часто выливаются в открытые военные столкновения, и государство фактически превращается в очередную горячую точку. Здесь все проблемы гораздо сложнее – и с контролем безопасности и стабильности, и с экономикой, и с правами человека.

Ещё стоит подчеркнуть, что порой борьба отдельных народов за независимость происходит под влиянием сторонних государств, действия которых продиктованы желанием расширить свою зону влияния, а не заботой о маленьких, но гордых борцах за суверенитет. Это тоже не прибавляет баллов сторонникам национально-освободительных движений.

Так стоят ли все эти, весьма негативные последствия ревизии международного права? Нужно ли право нации на самоопределение ставить выше, чем принцип нерушимости границ? Территориальная целостность всё-таки обеспечивает определённую стабильность в мире, чего нельзя сказать о сепаратистах всех мастей.

Словом, пока мировое сообщество никак не может определиться, какой из принципов международного права важнее. Поэтому логика и рациональность все чаще проигрывают гордости и эмоциям во имя мнимой, но такой привлекательной свободы.

Наталья МЕЛЬНИКОВИЧ | 9 декабря 2017
 просмотров: 215 | комментариев: 0
комментарии
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Cобытия
CобытияСтудентка и выпускница Высшей школы журналистики и массовых коммуникаций СПбГУ стали ...
Люди
ЛюдиКорреспондент «Первой линии» взяла интервью у человека с редким заболеванием – витилиго ...
Город
ГородВ петербургской школе №25 учатся дети с ограниченными возможностями. Помогает им ...
Хай-тек
Хай-текИгорь Гришечкин – концепт-шеф ресторана CoCoCo, принадлежащего Матильде и Сергею Шнуровым. ...