Информационно-образовательный портал
Всегда на Первой
17 января 2018 г.
АПОКАЛИПСИС ОТМЕНЯЕТСЯ

13 августа на выборгском кинофестивале «Окно в Европу» состоялась премьера картины Ильи Демичева «Зимы не будет».

Если фильм открывается сценой самоубийства героини, то вполне разумно ожидать, что весельем дальше и не пахнет. Но – нет, режиссер на протяжении всей ленты занимается разрушением стереотипов, весьма любопытными способами добиваясь комедийного эффекта. И эта комедия то и дело кажется драмой. Почему? Потому что каждый новый поворот и новая сцена являют собой фарс, и от действия к действию он только нарастает. Музыка «работает» на картинку, и, изумляясь дикости очередного совершенного героем поступка или предельной трагичности сцены, зритель слышит неуместную по жанровым законам очень бодрую мелодию. Визуальный ряд не отстает от общей гротескной темы, так что шляпа с металлической птицей, которую носит главная героиня, перестает удивлять почти с первых же минут. Ну а чтобы вписать безумные костюмы в ткань сюжета, авторы придумывают бал, на который герои будут собираться на протяжении всего фильма. Да, речь именно о качественной комедии положений, для чего здесь есть практически полный набор персонажей. Неверный супруг в исполнении Александра Самойлова, эксцентричная жена-художник (Ксения Раппопорт), влюбленный в нее друг их сына (Никита Ефремов), и, конечно, любовница (Ингеборга Дапкунайте). А дальше начинается действие – и с каждой сценой оно все ближе и ближе к абсурду.

Действуя методом «контрастного душа», то убивая, то оживляя героев, в очень напряженном ритме чередуя и смешивая ужас с комизмом, постановщики заставляют зрителя сначала вздрогнуть, а потом от души развеселиться. Пожалуй, один из главных ходов заключается в непредсказуемости того или иного действия. Так, придя после занятий из института домой к своему другу, герой Ефремова неожиданно, правда, абсолютно искренне, признается в любви его матери, а уже в следующей сцене, лежа с ней в постели, спрашивает, как они назовут свою дочь. Героиня Раппопорт, блестя глазами, заявляет, что пора прекращать этот бред, однако через некоторое время идет с ним в ресторан. В это время ее муж навещает любовницу, которая по совместительству – преподаватель литературы у их сына. Фарс нарастает, героев кружит в водовороте обманов, интриг и слежек, и зритель уже пытается предположить, какой оборот дело примет в следующей сцене. Фарс, надо отметить, блистательно исполненный (и замечательно отснятый: оператор Михаил Агранович, работает с Демичевым не впервые).

Но полигон авторской фантазии шире этой вечной истории. Действие сюжета разворачивается в течение сорока восьми часов – именно столько времени остается до столкновения с Землей гигантского метеорита, который положит конец планете Земля. Сценаристы делают так, что известно об этом только одному герою Самойленко, и только по долгу службы. Под гнетом этого знания он начинает мучиться далекими детскими воспоминания о матери, а переживания о своем «ложном положении» удачно перемежаются со все набирающим силу драматично-комедийным действом и наводят на мысли о серьезном.

Помимо центральной истории, в действие вовлечены еще несколько персонажей, которые тоже не выпадают из круга абсурда: сосед любовницы, который разыскивает своего настоящего отца, питающий слабость к XIX веку олигарх, живущий в интерьерах дворца и работающий у него помощник, который пытается выкрасть у хозяина деньги, чтобы выкупить на аукционе коня для своей невесты. Все они о грядущей катастрофе не знают, но в эти два дня словно по наитию начинают активно менять свою жизнь, подключаясь к общему безумию.

Пока жена с любовницей поочередно убивают друг друга, а супруг то с одной, то с другой женщиной отвозит тело на свалку, пока героиня Дапкунайте с неестественными движениями киборга оживает и с ружьем наперевес отправляется мстить, зритель привыкает к атмосфере ненормальности, которая царит на экране. И ждет кульминации – а что в итоге? Ведь если до столкновения остаются считанные часы, а все совершенные на экране убийства оказываются ненастоящими, ради чего все?

И тот самый момент наступает, являясь самой, наверное, спорной сценой за всю картину, так что щепетильная публика вправе сказать: «Переборщили». Герой Самойленко закрывается в туалетной кабинке, ставит на унитаз календарь с напечатанной иконой и отчаянно молится о том, чтобы все вернулись «в нормальную жизнь». И вот – чудо. Расчеты оказались неверны, катастрофа отменяется, а зима все-таки будет. А может быть, совсем не чудо, но запланированный ход, и все оказалось абсурдом от первого до последнего действия? Или же так вселенная ответила на стремления наших героев жить «по-человечески»? Это уже поле для зрительских раздумий.

Так или иначе, каждый из героев освобождается от своего ложного положения и находит смелость взглянуть вперед. Финальная сцена, в которой теплоход под все ту же веселую музыку увозит всех вдаль за светлую туманную дымку, заставляет думать: все перипетии пройдены ими не напрасно, это своего рода очищение. И урок – о том, что, к счастью, не свершилось, но вполне могло, если бы в эти два дня люди не задумались, как и чем они живут.

Александра ПОДОЛЬНИКОВА | 14 августа 2014
 просмотров: 439 | комментариев: 0
комментарии
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Cобытия
CобытияВ декабре 2017 года группа экспертов Санкт-Петербургского государственного университета и ...
Люди
ЛюдиИстория падения, восхождения и любви среди казахских степей
Главный герой этой истории ...
Город
ГородИнтервью с Дмитрием Гороховским – человеком, который возродил питерскую традицию домашних ...
Хай-тек
Хай-текИгорь Гришечкин – концепт-шеф ресторана CoCoCo, принадлежащего Матильде и Сергею Шнуровым. ...