Информационно-образовательный портал
Всегда на Первой
24 ноября 2017 г.
КУКОЛЬНЫЕ ИНВЕСТИЦИИ

Десять лет прошло с момента открытия первой в России международной художественной выставки – «Салона Кукол». И пусть сейчас «авторская » - одна из секций в ТХСР (творческом союзе художников России), для нашей страны это – новое искусство. Как происходило его становление? Насколько реальным кажется его будущее? И почему – это инвестиция? Об этом корреспондент «Первой линии» поговорила с основательницами и действующими руководителями Салона Светланой Пчельниковой и Анастасией Толстых и сравнила их истории с собственным опытом.

- В тот момент, когда я решила делать выставки в Москве, у нас, у простых людей (не коллекционеров), не было никакой возможности увидеть таких кукол и познакомиться с их авторами, а галеристы в России в то время относились к авторам как к своей собственности. Я бывала на аналогичных шоу в США, Англии, Голландии, Германии и видела, насколько это красиво и востребовано, - начинает разговор Светлана.

Улыбаюсь - я тоже помню это время, когда кукольники чувствовали кандалы на своих руках. Не было у нас тех парижских кукол для модисток 1890-х, не было и мюнхенского фарфора 1960-х. Были советские статуэтки «рабочего и колхозницы». Были галеристы, которые верили, что следование шаблону – залог успеха. И лихие 90-е. С таким багажом за спиной и начала российская художественная кукла хождение в народ.

Помню, как все начиналось. В моей семье всегда любили рукодельничать: куклы и разнообразные мишки, зайчики (да и весь остальной мир дикой природы) умещались в детской, заботливо сшитые мамиными руками. В конце 90-х мама решила заняться художественной куклой – в Россию как раз пришли и первые кукольные мастера нового времени, и первые материалы. Друзья начинали увещевать: «Тебе дочь поднимать, а ты все с куклами возишься!», а потом махали рукой и задумчиво произносили: «Авось надоест…» А мама все лепила: сначала из глины, потом – из самозатвердевающей пластики. Материалы и детали приходилось заказывать по почте, часто они приходили поврежденными или не приходили вовсе. Это сейчас можно со спокойной совестью горделиво назвать себя «мастером по изготовлению кукол», а-ля национальное достояние страны, а тогда, 15 лет назад, кукол приходилось делать почти подпольно – все еще живы были советские рабочие настроения.

А сейчас, когда речь заходит о гостях Салона, Светлана начинает перечислять: «Коллекционеры, эстеты, интеллигенция…» «И все?» - успевает промелькнуть в моей голове. «Но мы рады и детям, и пенсионерам», - добавляет она.

Все меняется, и если еще 10 лет назад авторская кукла была арт-объектом, предназначенным исключительно для любования, то сейчас популярность набирает создание шарнирных полиуретановых кукол, с которыми можно играть тактильно: переодевать, менять позу, прически, макияж». То есть делать все то, что мы когда-то делали со своими «Барби», «Синди», «Кенами». Разница одна – стоимость: у коллекционного продукта она складывается из работы автора и стоимости материалов. Помню, когда училась изготовлению кукол у кукольных дел мастера, она с гордостью демонстрировала мне отрезок кружева начала прошлого века размером с блюдце, которое нашла «почти даром» - за четыре тысячи рублей. Спорить я не стала – мастеру виднее! Именно так каким-то магическим образом стоимость некоторых современных проектов начинает измеряться уже не десятками, а сотнями тысяч рублей.

Несложные математические подсчеты и немой вопрос в моих глазах прерывает комментарий Анастасии: «Российский коллекционер или потребитель охотнее покупает что-то для души, нежели европейцы и американцы. Грубо говоря, охотнее тратит деньги». Но ведь и авторы разные: некоторые ориентируются на зарубежную аудиторию, некоторые – сугубо на российского элитария, кто-то создает миниатюру, доступную даже среднему покупателю, кто-то разрабатывает целые интерьерные дизайн-проекты. Так, впервые попав на Салон несколько лет назад, я познакомилась с сестрами Поповыми. Их задумки я так и не смогла назвать ни куклами, ни игрушками, ни тем более сувенирами. Арт-объекты. Сложно было представить, что эти творения смогут прижиться в наших многоэтажных хрущевках. А ведь приживаются! Что поражает еще больше, так это перенасыщение подобными инициативами рынка авторской продукции. Их так много, что они (о, ужас!) заставляют нас воспринимать сегодняшнюю художественную куклу как объект для инвестиций. «Я пропагандирую кукол и как альтернативный инвестиционный инструмент, и как доброе хобби»,- признается Светлана. Инвестиционный инструмент? Вложение? Финансовая стабильность кукольных мастеров? Кто в России говорил об этом, пока не начали открываться первые заводы авторских кукол…

Так что, пока Анастасия и Светлана в один голос утверждают, что авторская кукла россиянами не только принята, но и «ворвалась в мир современного искусства и уверенно там расположилась», для меня вопрос о том, есть ли будущее у такого «элитного сувенира» в России, остается открытым. Прежде всего, по той простой причине, что я не вижу будущего «инвестиционных вложений», которыми теперь величают куклу. Кукла должна быть куклой. Для тех, кто в ней нуждается, - детей. Может, тот самый советский пережиток живет и здравствует и в моей голове. И все же… иногда и мне бывает так приятно перед сном обхватить руками огромного тедди, пусть даже за десяток тысяч рублей, но сшитого специально для меня руками влюбленной в свое дело мастерицы!

Виктория ФОМЕНКО, фото qip.ru, img-fotki.yandex.ru и masterstvo.net | 29 сентября 2014
 просмотров: 305 | комментариев: 0
комментарии
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Cобытия
CобытияОткрытие первого в мире интерактивного фестиваля дикой природы состоялось в городе на ...
Люди
ЛюдиВ честь 100-летия Октябрьской революции корреспондент «Первой линии» совершила путешествие с ...
Город
ГородПоднимаюсь по лестнице на факультете журналистики и по пути встречаю знакомых. Кому-то ...
Хай-тек
Хай-текИгорь Гришечкин – концепт-шеф ресторана CoCoCo, принадлежащего Матильде и Сергею Шнуровым. ...