Информационно-образовательный портал
Всегда на Первой
20 сентября 2017 г.
«МАМОЧКА» ВЫНЕСЛА СКЕПТИКАМ ПРИГОВОР

Прокат фильма 25-летнего канадского режиссера Ксавье Долана подходит к концу, а тем временем споры вокруг него не угасают. В первый уик-энд в России «Мамочка» собрала меньше 2 миллионов рублей – результат, мягко говоря, не выдающийся. Однако залы кинотеатров не пустеют, зритель в скромном составе не больше полутора десятка человек идет на самый поздний сеанс за новой картиной Долана.

Еще до выхода «Мамочки» критики разделились на два полюса: тех, кто ждал юное и искреннее, чуть наивное кино в лучших традициях режиссера, и других, которые решили во что бы то ни стало развеять миф о «безупречности» не по годам смышленого Долана, кому примелькались его бесконечно ранимые и не принятые обществом герои. Не угадали ни первые, ни вторые.

Да, кино все еще юное. Это ощущение ему придает главным образом герой фильма – 16-летний Стив (Антуан-Оливье Пилон). Он в полном смысле этого слова «оторвыш»: не стесняется в выражениях с матерью и в движениях с незнакомками. Лишь иногда позволяет себе думать о будущем, но только в том случае, если в нем будет заветная академия искусств, а не судебный штраф в бесчисленные тысячи долларов за покалеченного Стивом парня. Подросток оторван от реальности, в которой больше нет его отца и есть Диана (Энни Дорвал) – мать, осуществляющая жалкие попытки вернуть себя и сына к нормальной жизни.

Нет, кино больше не наивное. В «Мамочке» у героев Ксавье Долана проблемы вполне реальные: неутешительный диагноз СДВГ, отсутствие работы и людей, которые могут эту работу дать. О соседке непутевого семейства Кайле (Сюзанн Клеман), которая есть часть этой призрачной надежды на «нормальную» жизнь, зрителю рассказано мало. Однако ее проблемы с речью, замкнутость и множество рамочных фотографий маленького мальчика в спальне (возможно, ее сына), которого в фильме мы больше не встречаем, дает понять, что и в ее жизни была настоящая потеря.

Да, герои снова в каком-то смысле не приняты обществом. Диана застряла между молодостью и зрелостью, граничащей со старостью. Ей 46, морщин на лице, по внимательным подсчетам сына, становится больше, а длина ядовитого цвета платья неумолимо несется вверх. Про Стива все ясно с первой минуты: гиперактивность, жестокость, бесконтрольность. Какое уж тут общество. Да и новая подруга Кайла от них ушла недалеко. Но Долана такой сценарий не устраивает: он показывает историю трех маргиналов, которые в стенах одного дома устроили свой маленький мир, где никто не будет смеяться над неуклюжими танцами и порицать за очередной разбитый в приступе гнева предмет домашнего интерьера.

Нет, герои больше не ранимы. Каждый из трех персонажей создает впечатление сложившейся не личности, но лица. Даже в жизни юного Стива, кажется, было уже все. В этом смысле на подчеркнутую «хара́ктерность» играет еще и формат фильма «в квадрате»: как художник, режиссер рисует портреты своих героев. И их, в отличие от ранних персонажей Долана в «Воображаемой любви» и «Я убил свою маму», мало потревожит мнение или нападки окружающих. Во всяком случае, и Стив, и Диана, и Кайла точно смогут хорошенько приложить своего обидчика.

Есть ощущение, что Долан предчувствовал резонанс вокруг своей новой картины. И, если это так, его голосом на первых минутах «Мамочки» лаконично высказалась Диана: «Скептики будут посрамлены».

Виктория ДРЕЙ | 30 ноября 2014
 просмотров: 308 | комментариев: 0
комментарии
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Cобытия
1 сентября студенческие билеты получили первокурсники бакалавриата и магистратуры института ...
Люди
Геолог и путешественник Сергей Демченко рассказал "Первой линии" о своих таёжных приключениях ...
Город
Четвероногие врачи несут службу в петербургском центре «Романтики» для детей с расстройством ...
Хай-тек
Откровенный разговор с астрофизиком о Боге, фантазии, душе и жизни после смерти ...