Информационно-образовательный портал
Всегда на Первой
20 сентября 2017 г.
ОДИН ДЕНЬ ПЕРЕДИРКИНА

Меня зовут Емеля Передиркин. Каждое утро я подхожу к зеркалу и, заигрывая с собой бровями, повторяю: «Я супермен. Я сверхмен. Среди всех менов я сверху. Я сверхжурналист!» Я прихрюкиваю от удовольствия: чертовски остроумен и красив. Я так сладко привязан к сверх журналистскому креслу, что когда я затягиваю ремень потуже, мое оплывшее брюхо начинает вылезать по все стороны, как дрожжевое тесто из кастрюли. Я молодец: не двигаюсь и экономлю энергию. Создаю новости, сидя на месте. Вам так слабо? Если слабо, то вы не сверх! Вы не доминируете. Ваша сторона пассивная. Учитесь, детки. Хрю-хрю.

Иногда я все же выбираюсь наружу. Есть-то хочется. И тогда случается невероятное. Я ползу за хлебом, например, и тут по воле Всевышнего (он -то любит всех, кто так же сверху, как и он сам ) мне вдруг подворачивается информационный повод. Доставляется, как кофе в постель. Перед моим носом сталкивается машина мэра с автобусом, полным детей из танцевального ансамбля «Ололошечка». Так написано на автобусе: «Детский ансамбль «Ололошечка». Да, все сверхжурналисты умеют читать. Я останавливаюсь: козюлю из носа приспичило вытащить. А на ходу неудобно. Так бы прошел мимо, но не судьба. Уже достал: облегчение. Смотрю: вылезает мэр. По лбу кровяка течет. Я вдруг начинаю учащенно дышать, как бульдог, от наслаждения. Я ничего не вижу вокруг себя, только всплывают нолики моего гонорара. Раз нолик, два нолик... Не глупи, Емеля, говорю себе, лепи новость, супер ты мен!

Спешу, высовывая язык, залить фото аварии в Инстаграмм. Подумаешь, на машинах ни царапинки. Выкладываю и подписываю: «Трагедия дня. Мэр унес сотни жизней детей-танцоров из «Ололошечки». Да прибудет со мной сила соцсетей! (дьявольский смешок)

Я неожиданно взвизгиваю, предвкушая тысячи просмотров и лайков моей сверх публикации. Детка, облайкай меня полностью! Меня, сверхжурналиста!

На радостях я начинаю проделывать лунную дорожку между только что подъехавшими машинами ГИБДД и скорой помощи. Пою песню Майкла Джексона Billy Jeans. На меня косо смотрят люди. И мэр замечает меня. Я боюсь его. Вообще боюсь людей, а тем более боюсь разговаривать с ними. Эта фобия вообще свойственна сверхжурналистам. Когда я начинаю говорить с ними, я заикаюсь и начинаю ржать, как сивый мерин, от дикого волнения. Поэтому, когда мэр оборачивается ко мне, я наделываю в штаны и бегу в кусты. Нет, для другой цели. Для этой уже поздно. Я хочу спрятаться. Дворовой Бобик, не успев закончить свои дела, кидается прочь от зарослей при виде меня. Он знает, что иметь дело со сверхжурналистами опасно! Я залезаю в самую гущу, настоящую горячую точку: меня кусает крапива, жжет горячо-горячо. Я готов расплакаться. Но я терплю: я сверх этого! Я журналист сверху всех!

Сижу на корточках. Наблюдаю. Вижу, как мой ежедневный ньюс-мейкер баба А-алина, идет разбираться, в чем дело. Опирается на свою клюку, ковыляет, достает слуховой аппарат из сумки. Она жертвует просмотром «Пусть говорят» ради нахождения в самом эпицентре. Ее внук тоже здесь. Ей-богу, день сегодня мой! Этот внук тот еще твиттерщик. Вижу печатает яростно на своем смартфоне. Чую, есть у кого что и ретвитнуть. Гонорар...вот и третий нолик. Они даже не знают, что я в засаде, что у меня все схвачено. Гы-гы.

Сижу гляжу. Подкатывает знакомый из новостной газеты. Я начинаю неистово хохотать. Вот придурок! Делать ему больше нечего, как отдирать себя от дивана и приезжать сюда. Хотя теперь настоящий журналист, журналист – «сверх», то есть я, знает, с какого сайта взять готовую новость, чтобы перефразировать ее и отправить на сайт свой. Тут, в кустах, я упиваюсь своим талантом, как никогда.

Мои ляжки немеют. Быстрей бы все смылись отсюда. Захожу в Инстаграмм. Милый мой! Там тысячи комментариев. Мамочки воспитанников «Ололошечки» подают в обмороки, начинаются негласные выборы нового мэра. Я захрюкиваюсь от восторга, теряю равновесие на своих корточках и плюхаюсь на землю. Гигикаю.

Вскоре начинают разъезжаться, и я наконец встаю. Поднимая горделиво нос кверху (я же стал очевидцем настоящего события!), бегу на баранки к А-алине. Мне нужно взять у нее интервью. Она встречает меня, как завсегдатая, рассказывая о подробностях происшествия. Я захлебываюсь чаем: жутко интересно! Быстрее бы допить десятую кружку, чтобы наконец сбацать такую сверхновость, от которой все от зависти закопаются. И я снова окажусь сверху. Такова уж роль журналиста-доминанта.

Я наконец прибегаю к родимому креслу. Обцеловываю, прошу прощение за то, что оставил его одного. Рыщу материал приятеля. Неужели этот олух до сих пор ничего не опубликовал? Грызу мышку в нетерпении. Нашел! Вот она новость! Раз, два, передираю, выжимаю самый сок из всего рассказанного моим ньюс-мейкером. Добавляю. Готово! (дьявольский смешок)

Подхожу к зеркалу, обращаюсь к себе: «Малыш, ты сделал этот день. Малыш, ты меня волнуешь». Я начинаю бить себя по груди, имитируя гориллу. Поверьте, это самый доминирующий примат. Правда я сверху и его. Успокаиваюсь, но не скоро.

Возвращаюсь к своему голубчику. Сладенькому креслу. Пишу план следующего рабочего дня. Нужно раздуть из мухи гиппопотам о резком ожирении Пугачевой, о рождении шестого ребенка – полуиндуса Киркорова после его отдыха в Дели, сообщить о воскресении Гурченко... Хотя. Пропади оно все пропадом! Я заслужил полноценный отдых! Я сверхжурналист! Я всех людей сверху!

Златислава МОРСКАЯ | 24 апреля 2015
 просмотров: 310 | комментариев: 0
комментарии
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Cобытия
1 сентября студенческие билеты получили первокурсники бакалавриата и магистратуры института ...
Люди
Геолог и путешественник Сергей Демченко рассказал "Первой линии" о своих таёжных приключениях ...
Город
Четвероногие врачи несут службу в петербургском центре «Романтики» для детей с расстройством ...
Хай-тек
Откровенный разговор с астрофизиком о Боге, фантазии, душе и жизни после смерти ...