Информационно-образовательный портал
Всегда на Первой
11 декабря 2018 г. г.
ЭСТОНИЯ: БУДЕТ – НЕ БУДЕТ?

Маленькое, но гордое и независимое государство в Северной Европе, одна из трёх стран Прибалтики. Республика, известная на весь мир восхитительной природой, хорошо сохранившимися крепостями XIV века и церковью, которая некогда считалась самым высоким зданием в мире. Всё это - Эстония, страна, которая в 2018 году торжественно и с размахом отметила 100-летие и теперь планирует ещё размашистее отметить 500-летие всего-то в 2418 году. Но будет ли что отмечать?...

Все тут знают русский

Выходные – отличный повод для небольшого путешествия. Так я и подумала, купив билеты на автобус «Санкт-Петербург – Таллин». Всего 7 часов езды – и здравствуй, старый город!

В пути мне довелось познакомиться с настоящей, всамделишней эстонкой Эмилией. Кукольно красивая девушка замечательно говорила по-русски. Я бы и не усомнилась в её русскости, если бы не увидела в её руках паспорт гражданина Эстонии. На мой прямой вопрос, откуда она так хорошо знает русский и почему говорит без акцента, Эмилия ответила, что её мама из России. А потом, помолчав секунду, добавила: «И потому что все тут знают русский».

«Серьёзно?! - удивилась я, - почему именно русский?». В тот момент я почему-то не вспомнила о том, что Эстония – бывшая республика Союза, что в советское время множество русских мигрировали в Прибалтику.

«Вот так случилось. Много русских школ, у каждого из моих друзей обязательно есть русский родственник, мама там, папа или дядя. Сама увидишь и услышишь!» - ответила на мой вопрос собеседница.

На этом моменте мы оставили вопрос о русском языке и перешли к обсуждению замечательности города Петербурга. Эмилия в красках рассказала, как ей нравится Северная столица и как она мечтает туда переехать. Но не так-то это просто, потому что её жених коренной эстонец, патриот своей страны, не желающий покидать родину.

Непросто было на границе. Состоялся допрос с пристрастием, даже несмотря на наличие у меня биометрического паспорта. Куда еду, насколько, есть ли обратный билет, где медстраховка… И всё по-русски. С едва различимым акцентом. Впервые я пообщалась с представителями пограничной службы не на их родном языке, а на моём.

Но вот граница позади, автобус прибывает на международный вокзал в Таллине. Мою эстонку встречает симпатичный парень. Протягивает ей восхитительно свежую розовую розу и говорит: «Ну здравствуй, дорогая!». По-русски.

Когда новая знакомая представила меня своему жениху Эдварду, я не выдержала и спросила: «Эдвард, почему ты говоришь по-русски, если вы оба знаете эстонский и живёте в этой стране?». Ответ меня фактически сбил с ног: «А зачем?».

И действительно?..

Наблюдения НЕханжи

За два дня, проведённых в столице Эстонии, я успела обойти почти все достопримечательности старого города. От меня не ускользнули ни готическая церковь Олевисте с её восхитительной смотровой площадкой (именно это здание почти 100 лет считалось самым высоким в мире), ни Монумент Свободы, ни Ратуша. Даже в Петербурге я не слышала такого количества русского языка, как на узких улочках Таллина.

В один из дней гуляю по одной из центральных улиц, дохожу до Музея пыток. Вижу девушку в средневековом костюме, приглашающую туристов лично взглянуть на то, как пытали горожан в средние века. Первые приветственные слова произносились на эстонском и английском. Но затем, собрав группку заинтересованных туристов (не факт, что приехавших из России), девушка резко переходила на чистейший, безакцентнейший русский.

Ухожу на другую улицу, вижу немецкую булочную. Почему бы не перекусить? Захожу, произношу дежурное «Hello». Слышу ответ на английском же, но с таким нашим акцентом… На бейджике написано «Irina». Понятно. Делаю заказ по-русски.

Сижу на скамейке, пью кофе. Ловлю обрывки фраз: «Дэвид, ты после школы домой?», «Нужно в кескус (keskus – центр (эст.), часто подразумевается торговый центр) зайти, а то молока не купил», «Ну чё, по пиву сегодня?». Думаю. Кажется, что они всюду. Указатели, путеводители, меню в кафе и ресторанах, телепрограммы, карты – всё подточено, настроено под наших. Действительно ли это потому, что в стране слишком много граждан бывшего СССР?

Я не ханжа и не противник великого и могучего. Я – за сохранение самобытности. К сожалению, за время, проведённое в Эстонии, мне не удалось приобщиться к исконно эстонской культуре. Я приобщилась к немецкому сидру, испанским помидорам, арабскому фалафелю и европейским евро. Познать настоящую Эстонию не удалось даже в пабе, который больше всего любят the locals.

Пришлось успокаивать себя тем, что, согласно различным источникам вроде Inosmi, в других городах страны русский знают плохо или не владеют им вовсе.

Грустная (?) статистика

Такое количество русскоговорящих эстонцев немного противоречит тому, о чём рассказывают в новостях. А в новостях прибалты в общем и эстонцы в частности злы на Советский Союз и пребывание в составе Советов называют не иначе как оккупацией. По данным канала «Царьград» от 13 сентября 2018 года, Эстония и вовсе планирует в ближайшие 20 лет полностью отказаться от русского языка. Закрыть русские школы, убрать русский из школьной и университетской программы. Ничего не напоминает?..

С одной стороны, желающих говорить по-эстонски можно понять. Где же ещё это делать, как не в Эстонии? Но борьба с русским едва ли решит проблему. На то есть несколько причин.

Первая причина кроется в том, что в Республике есть целые семьи, не желающих учить эстонский. Вторая причина в том, что 30% населения страны считают родным языком русский, а это, только вдумайтесь, 430 тысяч человек – чуть меньше, чем жителей Таллина! И третья причина в том, что, как было отмечено на конференции «Эстонскость в открытом мире», «эстонский язык исчезнет, если эстонец сам потеряет к нему интерес». А о каком интересе говорить, если открытость мира в случае с эстонцами привела к повальному интересу к английскому, русскому, немецкому языкам (что само по себе, конечно, хорошо), но отказу от языка родного?

Как рассказала мне Эмилия, большинство знает, помимо эстонского, минимум 2 языка: русский и английский. К ним часто прибавляются немецкий, итальянский, китайский. Но вот родным пользуются всё реже – нерационально это, да и зачем, если английским владеют миллиарды, а эстонским – миллион?

Однако такая логика может привести к тому, что к 2418 году Эстонии нечего будет праздновать.

На улице Estonia puiestee есть театр Vene Teater (к слову, это Русский театр Эстонии). Моё внимание привлекла афиша спектакля с говорящим названием «”Будет./Не будет.”. Эстония через 100 лет» авторства Артёма Гареева. Здесь зрители ознакомятся с видением режиссёра-постановщика о том, какой станет Эстония в 2118 году, и, более того, смогут путём электронного голосования «повлиять» на ход истории.

Будет ли в принципе у страны будущее – зависит целиком от зрителей. Но не в театре, а за его стенами, на улице, в магазинах и школах. Потому что на кону не спектакль, а целая страна, гордая и независимая.

Елизавета СОПРУНЕНКО | 12 октября 2018
 просмотров: 171 | комментариев: 0
комментарии
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Cобытия
CобытияМагистрантка Высшей школы журналистики и массовых коммуникаций СПбГУ Анжела Новосельцева стала ...
Люди
ЛюдиКорреспондент «Первой линии» встретилась с одним из лидеров бардовского движения 1960-х ...
Город
ГородПрошло три месяца с момента пожара в торгово-развлекательном центре «Зимняя вишня» в ...
Хай-тек
Хай-текСемь простых способов помочь природе избавиться от мусора
Пока в Европе отказываются ...