Информационно-образовательный портал
Всегда на Первой
24 сентября 2017 г.
Больно красиво

Синдром Стендаля – это когда человек впадает в особое психосоматическое состояние, отличающееся от нормального, под влиянием произведения искусства. Учащенное сердцебиение, обморок, подавленность, депрессия, агрессия, отчужденность от реальности – это лишь некоторые симптомы синдрома Стендаля. Это сильная эмоция, выводящее из равновесия переживание, связанное с произведением искусства.

Синдром Стендаля получил свое название в честь французского писателя. Подобное случалось с людьми и раньше, но Стендаль стал первым, кто это не только почувствовал, но и описал в своей книге путевых заметок «Рим, Неаполь и Флоренция». В те времена считалось, что интеллектуальное сентиментальное путешествие необходимо для завершения полноценного образования молодого джентльмена. Из дневниковых записей Стендаля от 22 и 23 января 1817 года мы узнаем об удивительном чувстве, охватившем писателя на выходе из церкви Санта-Кроче: «Я был уже охвачен некоей восторженностью при мысли, что нахожусь во Флоренции, в соседстве с великими людьми, чьи гробницы только что увидел. Поглощенный созерцанием возвышенной красоты, я лицезрел ее вблизи, я, можно сказать, осязал ее. Я достиг уже той степени душевного напряжения, когда вызываемые искусством небесные ощущения сливаются со страстным чувством. Выйдя из Санта-Кроче, я испытывал сердцебиение, то, что в Берлине называют нервным приступом: жизненные силы во мне иссякли, я едва двигался, боясь упасть».

Почему же колыбелью синдрома Стендаля стала Флоренция? Этот прекрасный город с обилием церквей, статуй, музеев и живописных видов издавна восхищал путешественников. Синдром впервые описан с научной точки зрения и назван психиатром Грациеллой Магерини в конце семидесятых-восьмидесятых годах ХХ века. Магерини, врач клиники Санта Мария Нуова в историческом центре Флоренции, заметила, что в отделение помощи туристам нередко поступают восхищенные искусством пациенты с похожими симптомами. Преследующее чувство вины, усталости, истощенности, чувство преследования, тревоги. Головокружение, затрудненное дыхание, учащенное сердцебиение, обморок, агрессивность, отрешенность, подавленность, депрессия, галлюцинации, температура. Пациенты Магерини – наиболее тяжелые случаи. Те, кому потребовалась медицинская помощь – успокоительные и терапия. В течение десяти лет Грациелле Магерини случилось наблюдать чуть более сотни пациентов с диагнозом синдром Стендаля. Она выявила закономерности и изложила результаты своего исследования в книге «La Sindrome di Stendhal», вышедшей в 1989 году. В 2008 году эта работа опубликована на английском языке («The Stendhal Syndrome»).

Хорошей иллюстрацией к историям пациентов Грациеллы Магерини является снятый по ее книге фильм Дарио Ардженто «Синдром Стендаля». В фильме Ардженто завязка детективной истории происходит в галерее Уффици, где главной героине живописные полотна показались столь прекрасными и реальными, что ей почудилось, будто она вошла в картину. Чудесное видение – словно взгляд во внутренний мир девушки. Мы сразу видим ее впечатлительность, ранимость. Синдром Стендаля героини – прекрасная основа для эффектных сюрреалистических эпизодов, характеристики ее натуры.

Ученые изучили портрет, собирательный образ человека с предрасположенностью к синдрому Стендаля. В основном это образованные, восприимчивые, впечатлительные, религиозные люди с богатым культурным багажом в возрасте от 20 до 50, чаще это женщины. Особенно много среди пациентов молодых незамужних женщин, путешествующих в одиночку. Среди госпитализированных туристов быстрее восстанавливаются молодые; мужчины восстанавливаются быстрее, чем женщины.

Доктор Магерини в первую очередь отмечает взаимосвязь эмоции, символа и мысли. «Недавно выявлен закон трансформации сильной, неконтролируемой эмоции в символы или мысль. Когда у людей получается произвести такую трансформацию, им становится легче, они могут освободиться. Психоаналитики называют это ментализацией. Чтобы обрести мысль, нужно начать с эмоции. При помощи подобной трансформации в сознании, эмоция превращается в символ. Символы – структурные элементы мысли. Символы образуют мысль, начинается мышление. Так делают дети. Эмоциональный опыт ребенка трансформируется, и он может думать и разговаривать. В течение всей жизни нас посещают новые мысли, и мы всегда можем проводить такую трансформацию чувств и остроты восприятия. Эмоциональная сфера, любовь и ненависть преобразуются в символы. Набор символов составляет мысль, а набор мыслей приводит к логическому мышлению и, в конечном итоге, к философии и математике. В то же время этот непрерывный процесс содержит скрытую угрозу. Иногда эмоции не до конца преобразуются в идею, мысль. Работая с пациентами, я обнаружила, что искусство может сыграть в этом ключевую роль. Произведение искусства может вызвать эти эмоции прошлого и стать их символическим контейнером», – говорит Грациелла Магерини.

Как это пережить

Если с Вами случилось подобное, не следует игнорировать свое необычное, тревожное состояние. Не усугубляйте это странное чувство, не загоняйте внутрь свои ощущения. В рассказе Юлиу Эдлиса «Синдром Стендаля» врач, в руки которого попадает главный герой, от души советует полежать пару дней, не нагружая себя новой информацией – без книг и телевизора. Синдром Стендаля нужно пережить, продумать. Вспомните, какое именно событие, произведение искусства столь сильно впечатлило Вас. Загляните внутрь себя. Что в Вашей душе соответствует сюжету живописного полотна, предмету разговора, образам кинофильма, оказавшего на Вас такое действие? Какое переживание, несбывшаяся мечта, зарытый талант заговорили в Вас? Попытайтесь понять первопричину, тогда многое встанет на свои места. Не погружайтесь в тревогу, поразмыслите над тем, что на Вас обрушилось.

Не лишним будет обратиться за помощью к психологу, но можно помочь себе самостоятельно. Побудьте пару дней в тишине, покое и размышлениях. Пересмотрите Вашу любимую кинокомедию. Перечитайте любимые стихи, послушайте любимую песню. Окружите себя комфортом, чем-нибудь привычным и понятным Вам. Отлично помогает пережить синдром Стендаля откровенный разговор с другом или хорошим знакомым. Главное – правильно выбрать человека, с которым Вы собираетесь поговорить. Выберите того, кто поймет Вас. Состояние синдрома Стендаля не является нормой. Это кризис. Из него нужно выйти. Постарайтесь обернуть это в свою пользу. При правильном подходе такое переживание может стать началом чего-то нового, интересного. Если Вы давно хотели поменять что-то в жизни, то это самый подходящий момент.

Трудно сказать, что именно может вызвать синдром Стендаля. Ведь искусство, сфера прекрасного весьма многогранны. Повод к синдрому Стендаля зависит от внутреннего мира человека. Человек соотносит свои переживания с увиденным в картинной галерее или на природе. Зритель видит воплощенными в реальность свои чаяния, мечты, представления об идеале – то, что его волнует. К примеру, Вас мучает какой-либо вопрос – и вот в газете попадается большой, подробный текст именно по этому вопросу. Удивительно, правда? Словно какие-то высшие силы дали ответ. Поводом к подобному переживанию может стать разговор с интересным человеком, услышанная по радио песня, прочитанная книга, увиденная в музее статуя. Главное – тема, сюжет, которые найдут отклик в Вашем сердце.

Режиссер Юрий Мамин говорит, что «Искусство – это симбиоз художника и зрителя». Художник, безусловно, рассчитывает на отклик. Художник, создавая произведение, проживает историю, вкладывает в свое творение душу и свое видение мира, испытывает сильные чувства. В искусстве есть художественная откровенность. Когда речь идет о вечных вопросах, время ничего не значит. Неудивительно, что современный зритель видит частицу себя в произведениях эпохи Ренессанса.

Мнение эксперта

Мы спросили доктора доктора философских наук, искусствоведа Алексея Алексеевича Курбановского, рассчитывали ли живописцы на шокирующий эффект от своих произведений и какого рода произведения искусства вызывают синдром Стендаля.

– Традиционно такие переживания связаны с сюжетом картины. Зрители, к примеру, очень эмоционально реагировали на картину Брюллова «Последний день Помпеи». В нее вчитывали какие-то конкретные сюжетные элементы – у Эдварда Булвера-Литтона есть роман «Последние дни Помпеи», вышедший через год после написания Брюлловым картины. Во второй половине XIX века академическая живопись и в России, и в других странах столкнулась с феноменом массовой культуры. Искусство перестало потребляться аристократией, двором и церковью. Художникам нужно было искать потребителя, который пойдет на их выставки и купит их картину. И чтобы вызвать общественный интерес, художники вынуждены были писать картины, которые были бы пригодны для не очень развитого вкуса. Для вкуса, привыкшего к шоку, к сенсации. Они оказались перед необходимостью состязаться с массовой культурой – это оптические театры, ранний кинематограф, то есть то, что привлекало людей, заставляло их тратить деньги. Поэтому академические художники второй половины XIX века стали писать картины с обильным пролитием крови – отрубленные головы, распоротые животы, корчи, муки. Такие сюжеты предлагались эпохой раннего христианства. К примеру, картина Василия Смирнова «Смерть Нерона». Или работы французского художника Жана Антуана Рошгросса. Он был особенно знаменит как автор шокирующих, сенсационных картин. Картина «Андромаха», взятие Трои, на переднем плане – гора отрубленных голов. Такая страшная реальность. Картины второй половины XIX века должны были спровоцировать шок, чтобы привлечь внимание, вовлечь зрителя, заставить сопереживать. Эта живопись была рассчитана на такой эффект.

Конечно, вне зависимости от намерений художника, любой зритель может придти в музей с какой-то своей проблемой, своим эмоциональным состоянием, и тогда его что угодно может спровоцировать. Мы не можем воспрепятствовать зрителю спроецировать свои эмоциональные, психологические конфликты вовне и найти в произведениях какой-то камертон или катарсис.

Есть знаменитый рассказ Лескова «Выпрямила», про то, как человек переживает, взглянув на скульптуру Венеры Милосской в Лувре. Она его выпрямила. Он был какой-то весь забитый, а тут почувствовал, что человек – это звучит гордо, человек может создавать такие прекрасные произведения. Мы можем по-разному реагировать на произведения, которые были предназначены не для нас. Искусство пишется для современников.

Картина Репина «Иван Грозный и сын его Иван», которую один эмоционально неуравновешенный человек ударил ножом с криком «Довольно крови!» Можно сказать, что это чистый пример синдрома Стендаля. Но это не значит, что Репин на это рассчитывал. А вот Рош Гросс рассчитывал на то, чтоб зритель был шокирован, потрясен, возбужден. Потому что они состязались с массовой культурой, а Репин нет.

Художник, который хочет шокировать зрителя, скорее рассчитывает на то, что зритель придет снова и потратит еще денег, расскажет друзьям. На это рассчитаны всякие сенсационные фильмы, в частности фильмы в 3D. Зрителю нравится – он придет еще раз. Это коммерческая сторона.

Но мы не можем исключать, что зритель получит от произведения что-то такое, на что художник и не рассчитывал.

Александра ПРОЗОРОВА | 12 июля 2012
 просмотров: 2481 | комментариев: 0
комментарии
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Cобытия
1 сентября студенческие билеты получили первокурсники бакалавриата и магистратуры института ...
Люди
Геолог и путешественник Сергей Демченко рассказал "Первой линии" о своих таёжных приключениях ...
Город
Четвероногие врачи несут службу в петербургском центре «Романтики» для детей с расстройством ...
Хай-тек
Откровенный разговор с астрофизиком о Боге, фантазии, душе и жизни после смерти ...