English

Информационно-образовательный портал

Бабушкино коронное!

Каждый год бабушка рассказывает мне эту историю в то время, когда до Нового года остает-ся всего ничего. Скрестив на груди руки с выпуклыми, причудливо-извилистыми голубыми венами, она смотрит с умилением (а как еще может смотреть бабушка на свою единственную внучку) на то, как я уплетаю мандарины, и вновь погружается в тот далекий незабываемый вечер и в то невыразимое состояние счастья, боли, томления души, рождения настоящего чу-до. Не надо думать, что мне этот рассказ может надоесть, напротив, с каждым годом он ста-новится все интереснее, в нем появляются новые детали, а бабуля оттачивает свое ораторское мастерство. И поэтому всякий раз, когда с захламленных антресолей достаются пыльные елочные игрушки, моя бабушка снова и снова выуживает из памяти свой тщательный отполированный временем рассказ.

Жизнь у нее была нелегкая: типичное для всего поколения, практически лишенное радостей послевоенное детство, бедность, суровые климатические условия - бабушка родом из сибир-ской деревни. Странно, но она никогда не жалуется, не говорит об этом в трагическом ключе, и мне ее жизнь представляется в ярких, порой даже экзотических (легко ли осознать отсутствие электричества, горячей воды и зубных щеток?) картинках.

Однажды под новый год бабушку и еще нескольких ребят из ее школы наградили пятиднев-ной поездкой в Москву. У них был прекрасный учитель биологии Олег Николаевич, моск-вич, которому удалось привить трудолюбивым деревенским детям интерес к биологии. И как результат — получить прекрасную теплицу, а в ней невиданные, экзотические для этой местности помидоры! За это и за немалые успехи в изучении предмета и наградили далекую деревенскую школу. В Москву бабушку снаряжали всей деревней, хотя помощь соседей выражалась лишь в многочисленных советах, как не потеряться в таком большом городе. Деревенская послевоенная жизнь не предусматривала праздничного платья для девочки, и прабабке пришлось красить простой кусок холщевины луковой шелухой, чтобы сшить дочери обновку.

Воспоминания о первых днях поездки бабушка сохранила исключительно вкусовые: ее пора-зили мандарины и причудливые фигурки из шоколада. А уж маленькие баночки с вареньем стали настоящим потрясением для коренной сибирячки, где самой малой мерой была бочка: бочка с сельдью, бочка с солеными грибами, с икрой - «черной, красной, заморской», бочка моченой брусники.

В последний день поездки, по пути на главное мероприятие — елку, ребята остановились у огромного магазина — учителям нужно было купить подарки для родных. Бабушкино вни-мание сразу же привлекла изящная корона из снежинок в витрине. Это была вещь из другого мира. Из мира, где не нужно было просыпаться в пять часов утра и час идти по морозу пеш-ком до школы. Из мира, где девочкам ни к чему уметь печь хлеб в огромной чугунной печи и нянчиться с маленькими братьями и сестрами. В такой короне возможно было лишь кружит-ся в танце на Новогодней Елке, задорно играть с такими же беззаботными подружками или уплетать диковинный шоколад.

Это была мечта. Бабушка, не отрываясь, смотрела на корону и думала только о том, как было бы здорово, нет, не завладеть ей, а просто примерить, и хоть секунду пожить иной, беззабот-ной жизнью. И тут ниоткуда, будто из воздуха (бабушка утверждает, что именно так оно и было) материализовалась сухонькая, но величавая старушка, совсем не похожая на деревен-ских. У нее были абсолютно белые волосы, аккуратно уложенные в «ракушку», и изящная серебристая сумочка. Дальше произошло нечто совсем уж фантастическое: она извлекла из сумочки ту самую корону из магазина, ни слова ни говоря вручила ее девочке, и исчезла. Вот так просто появилась, без тройки белых коней, снежного вихря и громких представлений, которые обыкновенно сопровождают сказочных волшебников. Одарила и — исчезла.

Девочка и не успела толком обрадоваться, как к ней подскочили двое самых задиристых од-ноклассников.

— Ого, откуда это у тебя?

— Где ты ее взяла?

— Красотища. Дай-ка посмотреть!

— Ну и зачем она такая красивая тебе, чучелу!

Моя бабушка Валя хоть и слыла не по годам бойкой девочкой, но мальчишки были, конечно, сильней. Отняв корону у девочки, они устроили возню. Между собой они ее поделить не смогли, и вот, в мановение ока, эта вещица, казавшаяся вечной, уже лежала поломанная на тротуаре. А ребята с веселым неистовством продолжали ее растаптывать. В этом месте рас-сказа бабушка становится грустной-грустной, и сразу хочется подарить ей десяток таких вот «волшебных» корон. Она рыдала так безутешно, так безнадежно, что прохожие оборачива-лись. Вскоре к их группе подскочила какая-то активная гражданка и, кинув неодобрительный взгляд на занятых своими делами учителей, стала деловито выяснять, что же все-таки произошло. Но девочка смотрела на обломки этого новогоднего чуда (именно так бабушка говорит - «новогоднего чуда»), и ничегошеньки не могла объяснить заботливой женщине с хорошо поставленным учтивым голосом. Кое-как рыдающую Валю удалось успокоить, хотя праздник был, конечно, испорчен.

На Новогодней Елке — яркое освещение и огромное количество бабушкиных сверстников, все в ладных курточках и платьицах. Они водят веселые хороводы, и лишь бабушка сидит на скамейке в уголочке в своем простеньком и нелепом платье цвета луковой шелухи. Ино-гда она закрывает глаза и представляет, как бы она кружилась и смеялась вместе с ними, будь на ней та корона. А мальчишки — главные виновники страданий бабули — как ни в чем не бывало – носятся вокруг белокурой жизнерадостной Снегурочки.

Пришло время получать подарки. Следуя многолетней традиции, детишки призвали Дедушку Мороза. Ребятам дарили самолетики, плюшевых зайцев, большеглазых кукол. И вот Дедушка Мороз хитро глянул на зареванное лицо девочки и выудил что-то из своего потрепанного мешка, бездонного хранилища детских желаний. Бабушка не могла поверить своим глазам – в его руках была та самая корона.

Потом уже, по приезду в родную деревню, бабушка рассказывала, как она стояла, словно за-вороженная перед этой великолепной короной, а учительница русского языка и литературы Мария Васильевна украдкой вытирала слезы: «Ну, точно «Мальчик у Христа на елке». Тот Новый Год надолго стал «самым-самым» для девочки.

Жаль, у меня нет такой вещи, которая сделала бы меня под Новый год столь же счастливой. А вот бабушка каждый год уверяет меня, что у нее она была.

Авдотья СТРЕЛЬНИКОВА | 23 декабря 2011
 просмотров: 4582 | комментариев: 7
комментарии
пишет Юля (20 января 2012 18:10)
Голосую "за" - прекрасный рассказ!
пишет Марина (20 января 2012 17:55)
Спасибо за рассказ, Авдотья! Приятно осознавать, что первое место

в конкурсе занял именно Ваш - искренний и добрый, как и подобает святочному рассказу. Ведь изначально рождественские рассказы были полны гуманизма, милосердия, сострадания и общечеловеческих ценностей. Спасибо, что Вы не поддались соблазну написать конъюнктурное сочинение с обязательным набором неистребимых современных атрибутов так называемой "массовой женской литературы" - длинноногая блондинка с айфоном в шикарном авто и т.д.

Успехов Вам!

Мой голос -за Вас!!!



.
пишет Карина (11 января 2012 13:48)
И название здорово-здорово придумано!!
пишет Карина (11 января 2012 13:47)
У меня мама тоже до сих пор красит шелухой, но не ткань, а пасхальные яйца. И они получаются потрясающего оттенка! Объективно красивее всех яиц, принесенных гостями.

Рассказ хороший, трогательный. И, самое главное, по-новогоднему волшебный.



Голосую "за" :)
пишет Настасья (25 декабря 2011 19:46)
мне мама до сих пор луковой шелухой холщевины красит, и ничего
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:

Cобытия

CобытияСемнадцатого февраля на платформе Zoom прошла видеоконференция «Диалоги с HBR», главной ...

Читать полностью

Хай-тек

Хай-текЕще 100 лет назад никто бы не подумал, что маленькая металлическая коробочка, ...

Читать полностью
Чего не хватает Петербургу как туристическому центру?
Бесплатных карт для туристов 26.3%
Указателей на английском 15.8%
Цивилизованных мест для курения 10.5%
Всего хватает 26.3%
Все плохо 21.1%
Всего проголосовало: 19
Голосование завершено

АВТОРИЗАЦИЯ

Информационно-образовательный портал Санкт-Петербурга и Ленинградской области, созданный студиозусами Санкт-Петербургского государственного университета.