Информационно-образовательный портал
Всегда на Первой
18 ноября 2018 г. г.
ПОСЛЕВКУСИЕ ОЛИМПИАДЫ

МАЙ 1998

Адлерский район города Сочи. Дикий каменистый пляж, еще не совсем прирученное солнцем море. Но слабые лучи уже пригрели одиноких нудистов.

Именно таким нас встретил Сочи в мае 1998 года, когда я школьницей приехала сюда с родителями в первый раз. Тогда сюда приезжали за местной диковинкой, за каким-то первозданным колоритом. За небольшую плату снимали комнату у частника. Для одиноких собственников, столичные гости – целое событие.

И вот уже через несколько дней он увещевает вас домашним вином и небывалым для жителя Петербурга угощением – нутриями. Уж не помню, рискнула ли я их тогда попробовать или нет. Но точно помню, что дорога к морю вела зелеными закоулками, в тени которых пряталось маленькое кафе, где готовили самые вкусные хинкали. И мне тогда объяснили, что их не нужно доедать до конца, что продолговатые хвостики из теста нужны, чтобы держать эти гиганские пельмени. И я смотрела, как тарелка родителей наполнялась этими хвостиками, и мне было жалко.

А к вечеру неизменно шли на дикий пляж. Солнце плавно растекалось красным по водной глади. Галдели чайки. Родители пили домашнее вино. А я строила из больших круглых камней пирамиды. Вокруг ни души. О близости цивилизации напоминала лишь дерзкая ярко-желтая надпись на высоком каменном бортике, идущем вдоль пляжа: «Ясновидящая Мария – дешевая с…а!» Я все смотрела и думала, кто же такая, эта Мария, и за что ее так?

В те, уже относительно далекие, годы сложно было представить, что спустя десять лет этот небольшой Сочи, раскинутый вдоль берега Черного моря, получит статус хозяина Зимней Олимпиады, а его милую дикость и непричесанность смоет волной олимпийского движения.

ФЕВРАЛЬ 2014

Отполированный Адлер встретил нас на новом железнодорожном вокзале. Гигантское, даже по питерским меркам, стеклянное здание со смотровой площадкой, открывающей вид нам море. На его фоне подвешенные олимпийские кольца выглядят еще торжественнее. Красиво, только чаек нет.

Бесплатный автобус приветствовал нас по-английски: “Некст стейшн из Южное взморье хоутел ”- типичный советский санаторий на пару месяцев получил гордое звание отеля.

Нерусская речь то и дело режет ухо. К веселью продавцов группа китайцев с грудой продуктовых пакетов требует выписать чек на центральном рынке. Канадцы освоились в местных супермаркетах. Немцы неторопливо потягивают пиво в кафе на набережной. Представить себе такое пятнадцать лет назад было невозможно. Как и невозможно было представить этот внезапный налет цивилизации.

Теперь здесь хорошие дороги, красивые набережные, вместо винных лавок – магазины с олимпийскими сувенирами. Частный сектор, процветавший в конце девяностых, пошел на снос, на его месте выросли нелепые многоэтажки – то ли отели, то ли многоквартирные дома. Нудисты исчезли вместе дикими пляжами. И уже не осталось ни одного кусочка голой, необузданной природы – каждый метр земли вдоль моря причесан и вставлен в каменную оправу. На месте надписи про бедную Марию, символично расположился Макдональдс. Культурная переориентировка заставила даже чаек выйти вышли за пределы моря - теперь они вальяжно летают с картошкой фри в клювах.

ОЛИМПИАДА

Для российского общества Олимпиада стала гранатой, разорвавшей общественное мнение на два кровоточащих куска. Одни, трясясь от негодования, доказывали, что она нам не нужна, что это деньги на ветер, что мы опозоримся, и так нам и надо. Другие – напротив, набросили на себя одеяло патриотизма и кричали от восторга.

Вся сложность ситуации оказалась в том, что у каждой стороны – своя правда, то есть по куску одной большой белой правды. Да, социальная политика в нашей стране – ни к черту. Да, более половины населения – за гранью бедности. Да, миллионные суммы улетели в коррупционную дыру. Да. Все так. Но неужели кто-то наивно полагал, что не будь в Сочи Олимпиады, все эти деньги раздали бы народу? Они все равно бы разнеслись по чужим карманам, и мы бы никогда не узнали об их существовании.

А так мы сами, не только наше «государство», а мы сами, оказались вовлечены в это мероприятие международного значения. Ведь только представьте, что такое Олимпиада в глобальном контексте! Весь мир следил и ахал – какую работу все же удалось провернуть русским, чтобы за несколько лет создать олимпийские условия практически с нуля. И надо сказать, получилось это превосходно. Олимпийски парк – словно стоянка космических кораблей, Олимпийская деревня в горах – стилизованный австрийский городок. Попадая туда, кажется, что ты и вовсе не в России. Вдобавок и погода выдалась превосходная – иноземные туристы даже не верили сначала, что попали на зимнюю Олимпиаду. Ну и как тут поверить, если в городе +15.

К внешнему блеску добавились и высокие результаты наших спортсменов… Наши фигуристы, бобслеисты, лыжники…

И тут приходит понимание, для чего вообще все это было нужно. Даже не с точки зрения международной политики и положения России в мире. А с точки зрения положения России в глазах россиян. Ведь в нашем обществе, насквозь пропитанном нигилизмом, мы привыкли ругать и отрицать все, что происходит в стране. Да, ругать есть за что. Но эти отрицательные потоки не могут не сказаться на национальной идентификации. И главным объединяющим фактором в последнее время становился только спорт. Только спортивные соревнования заставляли нас вновь с гордостью вспомнить, что мы, оказывается, Россия, и что Россия, это, оказывается Мы. Олимпиада, став чистейшей квинтэссенцией спорта, на три недели связала всю страну.

Все удивлялись панорамным видам с церемонии открытия, умилялись гигантскому Мишке, переживали за Липницкую, ругали Плющенко, ликовали в последний олимпийский день, когда наши лыжники заняли весь пьедестал. Это делали почти все. Не только счастливчики, приехавшие в Сочи, не только фанаты спорта. Даже бабушки в очереди в магазине обсуждали бобслей и керлинг. Я никогда не видела столько развевающихся российских флагов, сколько их было на хоккейном матче, на который удалось попасть. Мне никогда не хотелось так усиленно говорить на русском при иностранцах, чтобы они поняли, что я отсюда, я местная.

А это чувство национального единения возникает у нас так редко (когда оно теперь случиться?), что, наверное, Олимпиада стоила столь колоссальных затрат.

(ФОТО issport.ru, rbcdaily.ru)

Варвара ШЕСТАКОВА | 31 марта 2014
 просмотров: 513 | комментариев: 0
комментарии
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Cобытия
CобытияСтудентка и выпускница Высшей школы журналистики и массовых коммуникаций СПбГУ стали ...
Люди
ЛюдиКорреспондент «Первой линии» встретилась с одним из лидеров бардовского движения 1960-х ...
Город
ГородПрошло три месяца с момента пожара в торгово-развлекательном центре «Зимняя вишня» в ...
Хай-тек
Хай-текИгорь Гришечкин – концепт-шеф ресторана CoCoCo, принадлежащего Матильде и Сергею Шнуровым. ...