Информационно-образовательный портал
Всегда на Первой
24 ноября 2017 г.
СЦЕНА БЕЗ КУЛИС

21 августа Петербург станет одной огромной сценой, на которой начнется представление. Спектакль на воде, на заводе, в жилом микрорайоне, в гипермаркете и библиотеке. Никаких кулис, трех звонков и гардероба с биноклями, только живые декорации и неподдельная атмосфера города.

Фестиваль «Точка доступа: Театр в городе» – это смелый эксперимент центра по развитию необычных театральных форм «Открытая сцена». Корреспонденту «Первой линии» удалось побеседовать с директором «Открытой сцены» Филиппом Вулахом.

«Яго». ФОТО: Андрей ПАПЕНИН

– Расскажите про ваш проект «Открытая сцена». В чем его основная суть и смысл?

– У нас в городе много театров. Есть те, которые функционируют в режиме нестационарного театра без собственной сцены. По сути, это театральные труппы, существующие как художественные образования, связанные с личностью режиссера, предположим. И, как правило, они не могут вольготно и легко существовать. Готовы, умеют и любят выпускать спектакли, но правильно оформлять финансовые документы, вести юридические дела и тому подобное – они не всегда способны. Поэтому нужна «Открытая сцена» – организация, которая помогает им это делать.

– Что такое «Точка доступа» и как пришла идея создания этого фестиваля?

– Не секрет, что театр – это такой вид искусства, который не всегда существует благодаря условиям, которые для него созданы, а часто бывает так, что и вопреки всему. В концепте фестиваля «Точка доступа» предусмотрена идея, что театр прорастет везде, даже в самых неприспособленных для этого локациях. Пока у «Открытой сцены» нет собственного здания, в котором театральные коллективы смогли бы развиваться, мы придумали такую рамку, внутри которой спектакли можно показывать и без наличия собственной площадки.

– Существуют ли другие подобные эксперименты в России или за рубежом?

– Русский театральный авангард 1920-х был одним из прародителей сайт – специфического театра, но в дальнейшем это направление развивалось в основном на Западе. В принципе, у нас в последнее время была одна такая стабильная институция в России – это программа фестиваля – школы «Территория» «Живые пространства» в Москве, которая уже пять лет продвигает тему сайт – специфического театра. Но все-таки, в формате целого фестиваля сайт – специфического театра в России еще не было. Мы вдохновлялись опытом московских коллег, но, разумеется, не только. Ориентировались, например, на фестиваль «Летний квартал» в Париже. Он нацелен не на туристов, а на жителей самого города, окраин, что было важно для нас. Хотя гостям города на нашем фестивале тоже будем рады.

– У Вас была схожая задумка – показать спектакли вдали от центра города?

– Именно так. Мы выработали систему из разных отличающихся друг от друга ландшафтов. Таким образом, у нас в фестивале принимают участие спектакль, который будет показан на воде, на заводе, в магазине, спектакль в жилом микрорайоне, в библиотеке. То есть это пять разных пейзажей, с которыми сталкивается горожанин в обыденной жизни, и которые под действием театра преображаются.

– Почему именно там?

– А почему бы и нет? Особенность так называемого сайт – специфического жанра – это создание спектаклей, которые своими смыслами и формой связаны с местом, в котором организованы. У нас есть две премьеры: «Кентерберийские рассказы» и «В сторону белого КамАЗа». Это в собственном смысле сайт – специфические спектакли, которые создаются специально под внетеатральные локации. А есть два спектакля, которые мы специально переносим в библиотеку и на завод, чтобы они приобрели новый колорит в новой среде.

«Кентерберийские рассказы». ФОТО: Виктор ВАСИЛЬЕВ

– Были ли проблемы с организацией площадок?

– Огромные. И они продолжаются. Эти спектакли – эксперименты, и мы никогда не можем быть уверены, что дело дойдет до конца . Изначально планировалось больше, чем пять спектаклей. И большая часть из них оказалась на сегодняшний день не реализуемой. К примеру, спектакль в зданиях терминалов аэропорта. Задумка вроде яркая и выразительная, но на практике сопряженная с огромными финансовыми затратами. Еще сложнее оказалось сотрудничать с Пулковской обсерваторией. Мы думали, что эта организация не такая коммерчески навороченная, как аэропорт. Обратились туда и столкнулись с истерической реакцией: «Мы же научное учреждение, как вы смеете предлагать эти ваши дела». Косности, с которой приходится сталкиваться людям, которые работают с сайт – специфическими жанрами, очень много.

– Как считаете, готов ли русский зритель к такому экспериментальному театру, и какого зрителя вы хотите привлечь?

– На самом деле готов вполне. Почему-то люди посещают различные квесты, которые по форме напоминают сайт – специфические спектакли, и это не вызывает отторжения. Но, как только возникает слово «театр» ,появляются мысли: а где занавес, а где три звонка, а где размалеванная старая женщина, которая исполняет роль Татьяны Лариной. И сразу разочарование. А увидеть мы будем рады открытого человека, готового воспринимать новое и наслаждаться экспериментом, парадоксом, неожиданным постановочным ходом. Если человек открыт, если у него присутствует какая – то гибкость мышления, если он готов влюбляться в искусство – он всегда сможет понять и принять. И тут не обязательно быть завзятым театралом или начитанным специалистом. Главное – открытость ума.

– А зритель, когда придет на спектакли, будет просто зрителем или участником?

–    Это зависит от спектакля. «Потеря равновесия» или «Мокрая свадьба» – это спектакли, в которых в живую городскую среду помещены зрительские ряды. Там зритель в относительно пассивной роли, хотя невольно сам становится участником пейзажа, вовлекается и работает как часть этого спектакля. А вот в спектакле «В сторону белого КамАЗа» вообще не будет актеров. Зрителю нужно будет распутывать загадку, которая ему сообщается. Ему будут выдавать то фотоаппарат, где он будет смотреть какой-то фильм, то наушники, в которых он будет слушать историю, то открытки, по которым будет выяснять ход событий. Естественно, зритель тут отчасти сам режиссер этого действия и от него многое зависит. А в «Кентерберийских рассказах» у нас один актер и один зритель. Актер забирает зрителя и в течении часа играет для него индивидуально. Это с одной стороны спектакль, а с другой некое живое общение.

– Для зрителей вход свободный?

– Вход по билетам, но для студентов есть хорошие скидки. Информацию можно посмотреть на сайте театрвгороде.рф. С билетом едете в указанное место. Например, чтобы посмотреть спектакль «Потеря равновесия» необходимо прибыть на Завод слоистых пластиков в Музей уличного искусства. А для того, чтобы посмотреть спектакль «В сторону белого КамАЗа», нужно подойти к отправной точке маршрута в кинотеатре «Уран». Похожая конфигурация предлагается в магазине «Максидом», где проходит спектакль «Кентерберийские рассказы». Зритель приходит на отправную точку, по- театральному говоря, в фойе, в зону гипермаркета на входе, где и начинается спектакль.

«В сторону белого КамАЗа». ФОТО: Виктор ВАСИЛЬЕВ

– Что живое общение и вообще живая среда дают зрителю, постановщику и актерам?

– Для зрителя это, прежде всего, какой-то необычный опыт. Тот, который он никогда не получит в обычном театре. Искусство у нас обычно существует как-то отдельно. Ради него мы идеи в музей, концертный зал, кинотеатр. А повседневная жизнь – это надо выйти из зала куда-то за попкорном. А здесь у нас происходит неожиданное соединение. Когда человек идет по торговому залу с артистом и узнает какую-то историю, а тут же рядом люди выбирают дверные ручки или гайки – это удивительное соединение абсцисс и ординат. Для режиссера – это, конечно, вызов. Это новые возможности, с одной стороны, а с другой, новые сложности и попытка попробовать себя в новом качестве. Ну, а для актеров, в каждом проекте по-своему. Например в «Кентерберийских рассказах» – это просто испытание. Потому что актеры, даже самые мощные, с огромным трудом идут на контакт со зрителем.

– Не боитесь, что погодные условия могут помешать проведению спектакля, например, «В сторону белого КамАЗа», который проводится под открытым небом?

– Городская среда – это же живой организм. Тем более Петербург – это уж точно не тот город, который 365 дней в году под солнышком стоит. Значит у него лицо разное бывает. Ну, дождевики будем выдавать. Кому то, может, и не повезет. Но надеемся, что страшных ливней не будет. Хотя время проведения фестиваля выбрано не случайно. Период с 21 августа по 6 сентября – это самое-самое начало бабьего лета. Вне зависимости от дождя для города это последняя возможность вдохнуть свежий теплый воздух. Когда же еще выбраться за пределы центра города?

«Потеря равновесия». ФОТО: Александр ФОНАРЕВ

Представить, как можно сыграть целую постановку между прилавков гипермаркета или на улицах города – пока что очень сложно. Чтобы это понять – необходимо увидеть. А для этого нужно немного. Просто открыть дверь и шагнуть за порог дома в пока еще теплый Петербург.

Дарья ДЕХТЯРЬ | 19 августа 2015
 просмотров: 337 | комментариев: 1
комментарии
пишет Виктор Рябов (24 августа 2015 13:38)
Какая замечательная идея-- ТЕАТР ВНЕ СЦЕНЫ
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Cобытия
CобытияОткрытие первого в мире интерактивного фестиваля дикой природы состоялось в городе на ...
Люди
ЛюдиВ честь 100-летия Октябрьской революции корреспондент «Первой линии» совершила путешествие с ...
Город
ГородПоднимаюсь по лестнице на факультете журналистики и по пути встречаю знакомых. Кому-то ...
Хай-тек
Хай-текИгорь Гришечкин – концепт-шеф ресторана CoCoCo, принадлежащего Матильде и Сергею Шнуровым. ...