Информационно-образовательный портал
Всегда на Первой
12 декабря 2017 г.
«ЖУРНАЛИСТ В ОПАСНОСТИ, ЕСЛИ РАБОТАЕТ С НЕПРОСТОЙ ТЕМОЙ»

Сильви Мину уверенно держится в кадре и, как истинная француженка, сразу располагает к себе собеседника. Сейчас она снимает интервью с новыми игроками английской футбольной команды «Манчестер Сити». Но, как признается сама Сильви, журналистикой это назвать трудно. За годы работы на телевидении приграничного города Кале она вкусила все прелести любимой профессии – снимала стендапы, интервью, документальные фильмы, пройдя путь от репортёра-одиночки до главного редактора. Наибольшую известность ей принесли съёмки в «джунглях» - лагерях для беженцев, где этой хрупкой женщине приходилось защищать свою камеру от мигрантов и полицейских. В интервью корреспонденту «Первой линии» Сильви Мину рассказала о создании телеканала с нуля, тенденции к локализации новостей и об ответственности журналистов перед следующими поколениями.

- Сильви, свою журналистскую карьеру Вы начали на телеканале Calaisis-tv в небольшом французском городке на берегу Ла-Манша. Вы долгое время занимались развитием канала. Расскажите, в чём состояла его концепция.

- Мы пытались делать новости, актуальные для местных жителей. Сегодня зрители всё больше заинтересованы в том, что происходит непосредственно рядом с ними. В институте журналистики, который я посещала, преподаватель — профессиональный журналист — рассказывал нам о правиле «смерти на километр». Довольно жутко говорить об этом вот так запросто, но это действительно некое правило. Люди испытывают гораздо больше эмоций, когда узнают о смерти одного человека на соседней улице, чем когда им сообщают о гибели 5000 человек за 200 000 километров от их дома. И вот, держа такой принцип в уме, местные СМИ по всей Франции начали постепенно транслировать новости, рассчитанные на жителей районов с населением от 300 000 до 500 000 человек. Культура, спорт, политика, экономика… Это могло быть всё, что угодно.

У нас была маленькая команда из 15-20 человек. Мы готовили двухчасовые программы на пять дней: сводки новостей, передачи, короткие документальные фильмы, тележурналы. Начинала я с должности репортера, а это означало, что 99 процентов времени я снимала, интервьюировала, писала, записывала свой голос и редактировала новостные сводки сама. Я готовила в среднем 2,5 репортажа в день, каждый не дольше трех минут. Но это было очень тяжело физически. С нашей командой мы снимали без перерыва. Через несколько лет я стала выпускающим, а затем и главным редактором. Теперь мне нужно было управлять командой, отбирать репортажи, выпускать новости, набирать и обучать новых журналистов.

- Какие события и темы вы в основном выбирали для своих репортажей?

- На самом деле это зависело от событий, произошедших за день. Не всегда получалось выбирать себе конкретные сюжеты, но можно подобрать тематику, по которой ты хочешь специализироваться. Когда я только начинала снимать, меня заинтересовала проблема миграции. Это и стало одной из причин, почему я работала в Кале.

Кале всегда был и будет особенным городом из-за своего географического расположения. Там есть порт и Евротуннель, пропускающий через себя все грузоперевозки из Великобритании в Европу и в обратном направлении. Потому этот город всегда привлекал множество мигрантов и беженцев со всего света. Это люди, пытающиеся всеми возможными и невозможными способами пересечь франко-британскую границу. Я могу долго говорить о европейской политике охраняемых убежищ, беженцах, мигрантах, волонтерских организациях.

- Попадали ли Вы в опасные ситуации во время работы репортером?

- Да, было несколько таких случаев. Если совсем честно, то конфликты с полицией у меня возникали не один раз. Иногда мне не давали снимать аресты мигрантов, свертывание лагерей для беженцев, таких как «Джунгли», или задержание волонтера. Порой, когда ситуация слишком накалялась, полиция сопровождала меня прямо до дома. Однажды меня доставили в участок и попросили отдать мои снимки, так как я отсняла незаконное задержание человека. Опасные ситуации возникали и в лагерях для беженцев. Там я становилась свидетелем нескольких жестоких стычек между обитателями. То, что я жила в Кале постоянно, помогло мне со временем выстроить защиту вокруг себя.

- Только ли в Кале с Вами происходили подобные случаи?

- Несколько неприятных ситуаций произошло в Палестине, где я была с армией. Однажды я шла по Хеброну и снимала, когда один из солдат начал стрелять в мою сторону из винтовки. Поскольку я провела много времени на оккупированных территориях, военные устраивали мне «интервью». Они обыскивали меня, когда я пересекала границу с Иорданией, чтобы вернуться в Израиль, а потом и перед вылетом в Париж.

Но, если честно, то трудности, с которыми я столкнулась во Франции, удивили меня больше всего. Ведь считается, что моя страна защищает свободу слова. Но иногда, скажем так, дела шли не очень хорошо. Некоторые политики пытались повлиять на публикацию тех или иных новостей, а поскольку они были одними из спонсоров нашего канала, то мне это на руку не играло. Но мне кажется, журналист всегда будет подвергаться опасности, если работает с непростой темой.

- Помимо журналистики вы занимались медиа-тренингами для школ. Не могли Вы немного рассказать о Вашем проекте?

- Проект медиа-тренингов, который я вела в школе со своим коллегой, был заказом от одной компании, стремившейся получить дополнительное финансирование. Но это оказалось тем, что я всегда хотела делать. Мне было важно показать молодым людям, что за всяким изображением, которое они видят, особенно на ТВ, есть определенный посыл. Неважно, что это – новости или реалити-шоу.

Главной нашей целью было объяснить, как делается телепрограмма, какие приемы мы используем. Мы стремились показать, как можно рассказывать правду и одновременно манипулировать изображениями, снимая определенным образом, вычленять часть интервью и монтировать её, редактировать. Репортажи об одном и том же событии, подготовленный двумя разными людьми, не всегда будут нести одно и то же послание. Не значит, что один из них будет ложью. Это означает лишь, что журналисты варьируют свои источники информации, задают разные вопросы и пользуются различными медиа.

- Кто были вашими учениками?

- Ученикам было по 14 лет. Они жили в так называемых трудных районах, многие из них были из распавшихся семей или из приёмных. Большинство ребят не смотрели новости по телевизору, так как они считали, что эти события слишком далеки от их повседневной жизни. Мы же пытались объяснить им, что всё, происходящее в мире, так или иначе влияет на их жизнь. Ведь они живут в Кале – пограничном городе с множеством мигрантов, пытающихся нелегально пробраться в Англию.

- Наверное, было трудно работать с такой аудиторией?

- Да, первый урок проходил тяжело. Но нас направляли два великолепных учителя, которые помогали нам сблизиться с каждым учеником, рассказывая о его характере, семье. Это сильно поддерживало нас, мы проводили урок за уроком, сами учась на ходу. Мы стремились расширить кругозор наших подопечных, научить анализировать то, что они видят, слышат или читают, задаваться правильными вопросами, а не просто потреблять телепродукцию.

В конце обучения мы сделали 20-ти минутный выпуск новостей. Ученики готовили репортажи в группах по 2-3 человека на интересующие их темы. Им было нужно выбрать тему, провести расследование, определиться с точкой зрения, связаться с людьми для интервью, подготовить вопросы, отличать открытый вопрос от закрытого, оформить разрешение на съемку, если это было необходимо. Это помогало им развивать жизненно важные навыки. Непросто звонить незнакомым людям, когда тебе всего 14, а ещё труднее объяснять им суть проекта, назначать встречу.

Медиа-тренинг был для них дополнительным занятием. Все уроки кроме первого посещать было необязательно. Мы проводили тренинги с 8 до 10 утра, и они пользовались невероятным успехом. Студенты приходили к самому началу занятий, а некоторые, хоть и прогуливали остальные уроки, все равно посещали наш тренинг.

- Нужно ли, по вашему мнению, журналистское образование для успеха в профессии?

- Да. Я считаю, что одно дело быть проинформированным, но совершенно другое – понимать, как мы воспринимаем информацию. Доносить сообщение, выпуская репортаж или статью, - это только одна сторона журналистики. Я же считаю, что на журналисте лежит ответственность – призывать молодежь к социальной активности и в то же время к осторожности. Как однажды сказал мне французский режиссер Пьер Карл, «чтобы сделать выбор, сначала нужно осознать, что ты можешь выбирать».

Думаю, сейчас поманить об этом важно, как никогда. Социальные сети и другие современные технологии полностью поменяли правила игры. Теперь каждый может быть журналистом или, по крайней мере, представлять себя таковым. Каждый может публиковать, что угодно, почти везде и любым способом. Невероятно, как сильно все трансформировалось за двадцать лет. И это чудесно, потому что теперь информация стала доступнее, чем когда-либо раньше. Но обратной стороной медали стало то, что не вся информация является достоверной. Я думаю, что для профессии журналиста очень важно сделать будущие поколения более осведомленными и разбудить в них потребность в получении информации из СМИ.

- В последнее время вы работаете на команду «Манчестер Сити». Что Вас больше всего привлекает в сегодняшней работе: новая страна, спортивная тематика или большая аудитория именитого спортивного клуба?

- Ничего из перечисленного! Вообще-то я, была в Великобритании и до того, как получила эту работу, Не такой уж я фанат спорта. Да и за численностью аудитории я не слишком гонюсь. Но что мне было действительно интересно, так это развивать новый проект. То, что мы делаем, ново само по себе. У нас международная команда журналистов из тринадцати стран. Каждый из нас привносит абсолютно уникальное знание рынка и стратегии по развитию бизнеса. Это непросто, потому что у нас очень разный социальный и культурный бэкграунд, мы ведем себя по-разному. Вот и приходится учиться друг у друга, чтобы достичь взаимопонимания. Думаю, это мне и нравится больше всего – учиться у других людей.

Моя сегодняшняя работа больше связана с коммуникацией, а не с журналистикой. Я скучаю по работе на телевидении, но я сильно разочаровалась в ней и хочу сделать перерыв. Я ушла из-за давления со стороны политика, который диктовал мне, что помещать программу. Долгое время я боролась, пыталась сохранить независимость, но закончилось всё тем, что я вымотала себя. Поэтому и ушла... Немного грустно, конечно, но продолжать так я не могла.

БЕСЕДОВАЛА АЛЁНА ЮФЕРЕВА | 18 октября 2017
 просмотров: 75 | комментариев: 0
комментарии
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Cобытия
CобытияДетская онкология – это тот случай, когда каждый день, час и даже ...
Люди
ЛюдиРепортаж из онкологического корпуса Морозовской детской больницы Москвы
Маше ...
Город
ГородКорреспондент «Первой линии» прогулялась по городу и пообщалась с уличными художниками ...
Хай-тек
Хай-текИгорь Гришечкин – концепт-шеф ресторана CoCoCo, принадлежащего Матильде и Сергею Шнуровым. ...