English

Информационно-образовательный портал

Искусство языком технологий

Современную жизнь трудно представить без цифровых технологий. Они преобразовали всё вокруг, не обойдя стороной и мир искусства. Зачем музеи используют цифровой контент и как он влияет на восприятие художественных произведений, узнали участники мастер-класса «Цифровые технологии в музейном пространстве». Благодаря ПАО «Газпром» и его социальному проекту «Друзья Петербурга» ребята побывали в Центре мультимедиа Русского музея и увидели, как взаимодействуют искусство и инновации.

Конкуренция или партнерство?

Развитие технологий породило новые формы и жанры искусства, где вместо холста – графический планшет, а вместо музыкального инструмента – специальные компьютерные программы.

Роль творца примеряет и искусственный интеллект. В 2018 году на аукционе Christieʼs за 432,5 тысячи долларов с молотка ушёл «Портрет Эдмона Белами», написанный алгоритмом машинного обучения Generative Adversarial Network (разновидность нейросети). Система проанализировала тысячи картин и сгенерировала своё, отличное от уже существующих, произведение. Нейронная сеть может создавать музыку, как это делает Jukebox компании OpenAI, или даже строки песен, как в случае с альбомом «Нейронная оборона». Но в любом творческом направлении машина всё же проигрывает человеку. Базы данных, откуда искусственный интеллект «черпает вдохновение», создают сами люди. Ни один компьютерный алгоритм не заменит главные слагаемые творческого процесса – воображение и эмоции.

Технологии не только положили начало современному искусству, но и вступили во взаимодействие с искусством традиционным. Мировые шедевры теперь живут и в залах музеев, и в цифровом пространстве.

С одной стороны, преградой перестала быть географическая удалённость, ведь для того, чтобы насладиться, например, коллекцией Лувра, достаточно зайти на сайт музея. Несколько кликов – и на экране появляется «Мона Лиза», причём рассмотреть можно даже кракелюр.

С другой стороны, общедоступность художественных произведений ведёт к их обесцениваю. Картины становятся частью рекламной продукции и сетевого фольклора, приобретая большую узнаваемость, но вместе с тем и новые, не свойственные им, смыслы. Комичным кажется мунковский «Крик»: тревогу и отчаяние затмевают сюжеты мемов. Пародия на героя картины даже вошла в стандартный набор эмодзи, и кричащее лицо теперь чаще используют в саркастическом значении.

Как создавать контент, который был бы интересен аудитории и при этом не искажал восприятие художественных произведений? Этим вопросом задаётся и Русский музей, одним из первых в России вставший на путь цифровизации.

В ногу со временем

Работать с новыми технологиями Русский музей начал ещё с конца прошлого столетия, внедрив в 1993 году автоматизированную информационно-поисковую систему. Спустя десять лет появился просветительский проект «Виртуальный филиал». Сегодня сеть его информационно-образовательных центров включает более 200 точек и географически охватывает не только российские регионы, но и другие страны. Пользователи получают доступ к Медиатеке, в которой хранятся интерактивные мультимедийные программы и фильмы.

В 2001 году в управление Русского музея перешли павильоны Михайловского замка. Здания отреставрировали, технически оснастили, и в 2016 году в Западной кордегардии открылся Центр мультимедиа. Как заметила заведующая сектором проектов и программ этого Центра, культуролог и искусствовед Анастасия Гордеева, можно проследить связь между историческим и современным значением павильона: «После смерти Павла I здесь жили студенты Инженерного училища. На территории площади Коннетабля располагалось экспериментальное здание по созданию 3D-моделей, но тогда ещё из бумаги. Потом все чертежи на короткое время переносили в Западную кордегардию, поэтому создание здесь Центра мультимедиа как продолжения технологичного направления вполне обосновано».

По словам Анастасии Гордеевой, основными задачами музея всегда остаются учёт, хранение, реставрация и репрезентация ценностей. Необходимо заинтересовать молодое поколение, познакомить его с родной историей и культурой. Мультимедийность и интерактивность упрощают эту задачу: они позволяют человеку погрузиться в произведение, взаимодействовать с ним, преодолевая время и пространство.

В Центре проходят лекции, кинопоказы, тематические встречи и видеоконференции с возможностью онлайн-трансляции. В камерном пространстве ставят спектакли театральные коллективы. Главное условие для выступающих – включить в сценографию коллекцию Русского музея. Цифровой контент во время таких спектаклей проецируется на стену зала и транслируется на окна, которые оснащены специальными экранами.

Для того, чтобы доступно представить информацию и вовлечь посетителей в процесс познания, музей организует техно-игровые маршруты. В зале истории Санкт-Петербурга привычные экспонаты заменяют экраны и тач-столы. За каждым таким столом одновременно могут работать несколько человек.

Изменить форму, не исказив содержание

Подготовка цифрового контента – задача непростая. Любые манипуляции с художественными произведениями влекут за собой последствия, и далеко не всегда позитивные. Так, в 2002 году появилась интерактивная программа «Виртуальный мир Русского музея», предлагающая «прогуляться» по залам Михайловского дворца и ознакомиться с экспозицией. Программу до сих пор используют в некоторых филиалах, однако сейчас экспертам очевидны её недостатки. «Там есть такой фрагмент, как "Вход в картину" – то есть вы попадаете в пространство произведения, делите его на планы, рассматриваете персонажей. Но мы поняли, что не всегда картина, которую создал

художник в двухмерном пространстве, вообще следует представлять в 3D-формате. Это искажает восприятие произведения», – объяснила Анастасия Гордеева.

Тогда специалисты музея осознали, что недостаточно просто создавать цифровой контент – сначала необходимо понять, зачем это вообще нужно, оценить все возможности и ограничения.

Казалось бы, что сложного в том, чтобы оцифровать полотно? Однако мало его сфотографировать – нужно определить, какие черты важны и суметь правильно их передать. Даже изменение цвета влияет на то, как будет восприниматься произведение. На экранах компьютеров и смартфонов картины часто выглядят красочнее оригиналов, при этом одно произведение каждое электронное устройство отображает по-своему из-за разницы в цветопередаче дисплеев.

Если же речь идёт о создании мультимедийного продукта, нюансов ещё больше. Наложить любую музыку на видео и назвать это качественным контентом не получится: как минимум, выбранная композиция должна ритмически и по смыслу сочетаться с визуальным рядом. Возникает и проблема авторского права. Например, для мультимедийного фильма, который показывают на виртуальной выставке «Шедевры древнерусской иконописи», Русский музей записал хор студентов консерватории им. Римского-Корсакова.

И наконец, новые технологии ставят перед музеем вопросы, связанные с хранением современных произведений. Как реставрировать объекты, которые выполнены в смешанных техниках? Можно ли переносить цифровую работу на новые носители и воспроизводить на другом оборудовании, или в этом случае возникает новое, отличное от оригинального, произведение? Не на все вопросы музею пока удалось найти ответы.

«Оживить» коллекцию

Цифровые технологии открыли для Русского музея и спектр возможностей. Одна из главных – фиксация процессов, которые обычно проходят за закрытыми дверями. В медиа-коллекции музея хранятся научно-популярные фильмы о реставрации – смотреть их полезно как будущим специалистам, так и просто интересующимся.

Новые технологии вывели на качественно новый уровень работу с экспонатами. Теперь музей может объединять в цифровом пространстве произведения, которые трудно совместить в реальности, и рассказывать то, о чём не получилось бы поведать на настоящей экскурсии.

«У нас в коллекции много икон из разных иконостасов. Но иногда люди не знают даже, что такое иконостас и как он организован, почему вокруг иконы распложены клейма, что они значат и какова их последовательность. Или нужно сравнить икону с той, которая хранится не в нашем музее. Мультимедийные технологии позволяют нам в едином цифровом поле объединять несколько работ, и более того – изучать их и показывать на экране», – подчеркнула Анастасия Гордеева.

Мультимедийный контент подходит и для того, чтобы в доступной форме донести сложные смыслы, которые закладывал в произведение автор. Трудно представить, о чём думал

Малевич, создавая архитектоны. Сам художник говорил, что видит фигуры в космическом пространстве: они складываются в определённом порядке, и с какого ракурса ни посмотри, каждый раз получаются новые модели. Музей попытался визуализировать авторский замысел. Полученный контент стал частью интерактивной выставки «Русский авангард» в кемеровском филиале.

Благодаря монтажу можно показать, как трансформировалась мысль творца в процессе создания произведения. Например, в онлайн-экскурсии «Александр Иванов. Явление Христа народу» на экране появляются и сменяют друг друга живописные этюды – так шла работа художника над образами Иисуса Христа и Иоанна Крестителя.

Главное для музея при создании подобных мультимедийных продуктов, помнить, что «вау-эффект» не должен достигаться в ущерб исторической достоверности и художественной ценности произведений.

Мария Теплых | 27 августа 2021
 просмотров: 221 | комментариев: 0
комментарии
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:

Cобытия

CобытияСемнадцатого февраля на платформе Zoom прошла видеоконференция «Диалоги с HBR», главной ...

Читать полностью

Хай-тек

Хай-текЕще 100 лет назад никто бы не подумал, что маленькая металлическая коробочка, ...

Читать полностью
Чего не хватает Петербургу как туристическому центру?
Бесплатных карт для туристов 26.3%
Указателей на английском 15.8%
Цивилизованных мест для курения 10.5%
Всего хватает 26.3%
Все плохо 21.1%
Всего проголосовало: 19
Голосование завершено

АВТОРИЗАЦИЯ

Информационно-образовательный портал Санкт-Петербурга и Ленинградской области, созданный студиозусами Санкт-Петербургского государственного университета.