English

Информационно-образовательный портал

Из коробки на славную землю: кто и зачем в России переселяется из мегаполисов в эко-посёлки?

Однажды группа товарищей в хлопковых рубахах и с колоском за ухом собралась в кружок у огня, вдоволь обсудила загнивающие моральные устои городских жителей, воскликнула: «Эх-ма!» и.. И перебралась в современный эко-посёлок за МКАд.

Такие ассоциации возникают, когда слышишь про единомышленников и общину из людей, осознанно перебравшихся в посёлки заниматься сельским хозяйством. Но, как всегда, не всё так просто.

Что, если вместо рубахи на мужчине толстовка из масс-маркета, на ногах не лапти, а кроссовки с заглавными буквами «NB», а в руках не коса, а последний лэптоп с яблочком?

Что такое эко-посёлки, для кого они созданы и стоит ли за ними будущее? Павел Новиков, основатель фонда «Из города на землю», рассказал о своём опыте организации современных пространств для экологичной жизни людей на земле.

Дауншифтинг, пахота и хиппи

И это совсем не набор странных клише. За этой троицей есть ключ к пониманию негласной идеологии экопоселенцев.

Экологические идеи экопоселенцев основываются на концепции устойчивого развития (англ. sustainable development). Это удовлетворение потребностей человека при сохранении окружающей среды для будущих поколений. Экопоселенцы не стремятся сократить темпы экономического роста – они против нерационального увеличения использования природных ресурсов. Экопоселенцы, в хорошем смысле слова, эгоцентрики. Потому что стремятся сместить фокус с железа на живое: увеличить инвестиции в человека, а не только в промышленность, как это часто происходит в городах. Экономический успех в таких поселениях считывается не только с денежного капитала, но и с природного, человеческого. Плюс одна жизнь – это тоже успех!

Ещё один важный аспект в их философии – это уход от цивилизации и отрицание ее ценностей. Это, по мнению экопоселенцев, улучшит качество жизни.

Идейная романтика и «олигархам тоже плохо в городе»

«Я сам родился в Москве, но меня не устраивала ни экология, ни суета, отсутствие колодезной воды. Многое тревожило, но если речь о материальных потребностях, то не хватало именно базовых.

Загазованность, облучение, противоестественность, жизнь в коробках – даже олигарх отметит эти минусы жизни в городах.

От такого образа жизни плохо не только человеку, но и природе. Я и мои единомышленники хотим не просто жить на природе, но и не вредить ей – польза должна быть не только для самих себя! Как минимум, мы хотели использовать меньше воды. А решение лежало на поверхности,» - рассказывает Павел.

На самом деле, для многих экопоселений идеология не заканчивается идеями бережного отношения к природе или к своему здоровью. Это становится всего лишь отправным пунктом в духовных поисках поселенцев. В их суждениях есть миссионерские мотивы. Стремление к экологичности в бытовых условиях ведет к экологичности духа, сознания. Вот, что говорят некоторые адепты движения:

1. «Целью экопоселенцев является строительство «нового» общества, показывающего новую перспективу развития «старому» обществу»;

2. «Решение животрепещущих экологических проблем физического плана невозможно без первостепенного внимания к экологии сознания человека и без приведения его в соответствие с внутренним порядком тонкого мира»;

3. «Экология сознания – это новая наука, которая должна помочь человеку осознать происходящее, научиться по-новому видеть мир и себя, по иному мыслить, чтобы выжить самим и сохранить жизнь на Земле».

Для кого всё это и «а не сектанты ли вы часом?»

Запрос на потребность людей жить на землях свободно я почувствовал сначала на себе, а затем уже познакомился со Германом Стерлиговым (Герман Стерлигов – предприниматель и общественный деятель, известен своим участием в неординарных сообществах. Например, в «Реестре непьющих мужиков», в прошлом патриот-монархист, а также председатель правления «Общества любителей древней письменности»). Вокруг него собралось много людей, которые хотят переехать на землю. Они действительно хотят жить крестьянским трудом, архаичным, но их не так много, как кажется. Люди чувствуют, что в городах слишком много правил, их защемляет в тиски, а со временем, даже в таких больших городах как Москва, ощущается «закручивание гаек извне». С приходом удалённой работы и карантина, смысл нахождения в большом городе и вовсе начинает стираться. Если в посёлке есть необходимая инфраструктура и социальная среда, то многие люди, независимо от социальной страты, с удовольствием уедут. Я в этом убежден.

Многие думают, что такой формат жизни подходит для идейно-концептуальной части населения. Но и это не совсем так.

Слово эко-поселение очень дискредитировано и даже опошлено. Ассоциируется с чем-то языческим, религиозным, маргинальным. К сожалению, многие эко-посёлки стали строиться вокруг выдуманных идей, которые не имеют ничего общего с реальностью. Людям, когда они переезжают, эта романтика вокруг уже не нужна, они уже обожглись: потеряли дома, продали квартиры. А оказывается, что в их «райском месте» нет никакой инфраструктуры, нет даже соседей, слишком много земли и в то же время слишком мало, нет никакого бизнеса. А бывало и такое, что человек переезжает, и чувствует себя некомфортно внутри общинных взглядов, ведь они надуманы.

Крестьянский «лайфстайл» и почему бы не переехать в финский район в области?

Коттеджные посёлки или дачные не имеют ничего общего с трудом на земле или хотя бы с потреблением и созданием пищи. Как я предлагаю действовать на своих экоториях в Краснодарском крае, где у нас уже есть 50 семей? Мы берем все плюсы города и плюсы коттеджных посёлков, прибавляем к ним плюсы эко-поселений. Убираем все минусы. Получается, что такое предложение доступно, понятно и близко. Собираются люди предприимчивые и проактивные, единственное, мы стараемся брать не курящих. Мы не лезем в образование детей, не лезем в то, есть им мясо или нет, и не лезем в религию. Ты сам решаешь, как тебе жить. Можешь быть программистом и жить рядом с крестьянами. Мы против пьянства и непотребного поведения, для которых это не принято и не интересно. Люди у нас растят пшеницу, делают хлеб, сыр, молоко.

Для кого-то крестьянство и идеи – это стиль жизни, а кому-то просто нужно здоровье и экологичный домик.

Будущее за коробкой или землёй?

Когда вокруг тебя сотни тысяч людей, ты сам за себя, нет прочных связей. Всё очень шатко-валко, нет поддержки, и друзья есть далеко не у всех. В городе густо насыщенный социум, но он безликий... Плюс посёлка – это твои единомышленники, пусть их и 1500 человек. Когда люди сплочены какой-то идеей, каким-то делом – это и есть дружба и общение. Идея в том, чтобы люди друг друга поддерживали, и их детишки в будущем тоже дружили. Хочется возродить на земле родственные связи, как бы пафосно это ни звучало. Человек выходит в жизнь в 15-20 лет абсолютно с нуля, никто не передаёт ему информацию, силу и поддержку, и рожает он в 20 лет ребёнка и тот также с нуля уходит в эту жизнь. Жена на одной работе, муж на другой, а дети живут своей жизнью – разве не это путь к разобщению?

Раньше поддержку получали внутри, а теперь ищут извне. Есть какой-то подвох в том, как изображают реальность. И подвох этот запечатлён в медиа, в кинофильмах – реальность нарисована и вымышлена. И когда люди выходят во взрослую жизнь, то понимают, что она не такая, как на экране. И хотят, например, в деревню. Но деревня – не решение проблемы. В деревне много пьянства и ни о какой активности часто и речи нет, такого и в городах достаточно. Поэтому сила точно за кооперацией в свои небольшие группки, где у людей схожие интересы. Нравится человеку быть гайкой в системе, которая ему не нравится – он остаётся в городе. Это в каком-то смысле естественный отбор.

Я не мечтаю, чтобы каждый человек жил на земле. Но тут вопрос – какие города? У меня мечта, чтобы не было вредных городов, индустриальных. Я чувствую, что мы самоуничтожаемся. Нужны прогрессивные места для жизни на земле, яркие, не маргинальные, не сектантские. Но и города нужны – для других нужд, да, но нужны. Люди больные и немощные, потому что живут в бетонных коробках от зарплаты до зарплаты. Нужно уменьшать факторы разрушения организма.

Говорят, что экотория находится далеко от города, и как к ней подъедет скорая в случае чего? Ну, у меня ответ простой. В Москве скорая едет и час, и два. Срочные необходимые операции должны проводиться внутри экоторий, и наша задача их оборудовать.

Минусы жизни «на земле»:

1. Сектантская надстройка: поэтому развивать в посёлках надо не духовные вопросы, а материальные;

2. Сельскохозяйственные земли, на которых не оформишь прописку: поэтому строить надо на дачных территориях не очень далеко от города;

3. Нечем заняться, нет здравниц, развлечений инфраструктуры на земле: поэтому людям нужно дать и заработок, и бизнес, и дела, и работу;

4. То слишком много, то мало земли для людей: для жизни не нужен 1 гектар земли, а для хозяйства этого мало. Ни туда, ни сюда;

Сколько стоят крестьянские радости?

Например, в Краснодарском крае, в часе езды от города и Чёрного моря, сельхозназначения на 1 гектар земли обойдутся в 450 т.р. А земля для застройки (ИЖС) в 30 т. р. за сотку.

Чем занимается экопоселенец?

Он может построить себе дом, возделать участок. Завести животное хозяйство, выращивать ягоды, овощи, фрукты и любые другие культуры. А также пчеловодством, строительными работами и быть при этом сотрудником на найме удалённо. Для людей с планами на будущее и просто для тех, кто не боится рисковать, есть варианты с инвестированием в строительство домов, производство, развитие экотуризма и ремёсел.

В основном, переселенцы растят детей. Расходы на детей в сельской местности меньше, а детям на природе хорошо. Из-за этого получается не один-два ребенка на семью, а три-пять.

Разработчик уехал «лечиться» в деревню

Для Сергея Дмитриева – это абсолютная правда. Врачи в городе разводили руками, но он не растерялся. Сергей работал с Simens, Google, DELL и многими университетами как разработчик. Но своё место нашёл в деревне.

«В основном в поселениях живут люди, у которых есть возможность себя обеспечить загородом. Часто они из сферы IT и других видов работ, где можно трудиться удаленно. Еще одна категория – это семьи, в которых мужчина занят в строительстве.

В моем случае оказалось, что я полезен детям как альтернатива школьным учителям и репетиторам. Помогаю по школьной программе.

Я изменил свое отношения к финансам. Помогаю по хозяйству за еду и жилье. Бывает, что остаюсь как «наместник» присматривать за коровами, козами, собаками на несколько недель и даже месяцев, пока хозяева в отъезде. Денежный доход начинают приносить мои отчеты и заметки о сельской жизни, мои читатели в блогах жертвуют разные суммы», - рассказывает Сергей.

Крестьяне из Блэк-Рок

Такой формат жизни напоминает опыт американского фестиваля «Burning Man». Этот фестиваль ежегодно проходит в пустыне Блэк-Рок в штате Невада, США. Люди из разных уголков земли, как правило, с высоким достатком, творческих или высокотехнологичных профессий, собираются внутри сообщества «бёрнеров», чтобы на 8 дней жить без денег. В качестве обменной валюты выступает взаимопомощь и взаимовыручка. А труд – это творческий и натуральный процесс. Люди развлекаются, мастерят дорогостоящие фигуры (которые привозят из своих родных мест, а затем сжигают в финальный день фестиваля), одеваются в самое экзотическое или не одеваются ни во что. Их объединяет ощущение свободы внутри фестивальной «тусовки», общие интересы и схожие философские цели. Участники отрицают гедонистические ценности современного мира и стремятся к абсолютно утопической идее – жизни без денег, всесторонней поддержке и всецелом принятии общества.

Но в отличие от утопистов-«бёрнеров», внутри экопоселений или экоторий есть гораздо большая «гедонистская свобода» - они могут уезжать в город, свободно распоряжаться деньгами и не сжигать во всех смыслах материальные ценности.

Что будет с экопоселениями в России?

Анна Хомякова, ведущий аналитик Исследовательской группы ЦИРКОН, считает, что это будет зависеть от того, какое место найдут экопоселенцы в государственных программах, смогут ли они как-то повлиять на развитие страны в определённой нише. Поселенцы остаются замкнутыми, тяготеют к внешней изоляции. Среди них есть даже те, кто намеренно отказываются от Интернета.

«Большую проблему представляют взаимоотношения экопоселений с муниципалитетами в силу отсутствия правового регулирований экопоселений и их стремлением к обособленности. Эффективное будущее экопоселений невозможно без их сотрудничества с властью, бизнесом, обществом в целом, без поиска и согласования взаимных интересов», – считает Анна. Конечно, они могут рассчитывать на поддержку государства, но и предлагать свои инициативу по развитию общества они должны.

Карина Алимова | 8 июля 2021
 просмотров: 435 | комментариев: 0
комментарии
Добавить комментарий
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:

Cобытия

CобытияСтуденты Высшей школы журналистики и массовых коммуникакций СПбГУ приняли участие в ...

Читать полностью

КЛИНИКА

КЛИНИКА30 августа студенты Высшей школы журналистики и массовых коммуникаций в рамках партнерства ...

Читать полностью

Город

ГородИсторический центр Санкт-Петербурга известен по всему миру. Он привлекает в город туристов, ...

Читать полностью

Хай-тек

Хай-текЕще 100 лет назад никто бы не подумал, что маленькая металлическая коробочка, ...

Читать полностью
Чего не хватает Петербургу как туристическому центру?
Бесплатных карт для туристов 26.3%
Указателей на английском 15.8%
Цивилизованных мест для курения 10.5%
Всего хватает 26.3%
Все плохо 21.1%
Всего проголосовало: 19
Голосование завершено

АВТОРИЗАЦИЯ

Логин
Пароль
запомнить
Регистрация
забыл пароль

Информационно-образовательный портал Санкт-Петербурга и Ленинградской области, созданный студиозусами Санкт-Петербургского государственного университета.